Интервью

Интервью с британским fashion-журналистом Роббом Янгом.

Главный редактор
robb

Когда экстравагантному британскому журналисту и fashion консультанту Роббу Янгу стало тесно в пределах изданий The Financial Times, The New York Times , the Guardian и Vogue Gioiello, он написал книгу о влиятельных женщинах в мире политики «Power Dressing: First Ladies, Women Politicians & Fashion». Книга была удостоена скромного звания “must read” по версии британского сайта Vogue. В Киев Робб приехал, чтобы дать семинар и посмотреть коллекции дизайнеров в рамках первой международной недели моды Mercedes Benz Fashion Week Kiev.

Для тех, кто пропустил лекцию, Робб Янг в своем интервью нашему сайту рассказал о том, за что не любит модную индустрию, назвал самых стильных и безвкусно одетых женщин в мире политики и растолковал, что же действительно значит коса Юлии Тимошенко.

 

Робб, какие впечатления у вас сложились от первого визита в Киев? 

У меня сложились прекрасные впечатления от киевской архитектуры. Здесь все интересно смешалось:  Лес – Вегас,  Москва, местами даже просматривается Париж.  Я думал, что Киев – маленькая Москва, но он оказался более освежающим городом. Здесь себя чувствуешь намного лучше, нежели в суровой столицы России.

Увидели ли вы что – то интересное на киевских улицах?

Я видел несколько эксцентричных бабушек около бутика Icon. Мне понравился контраст между ними и витринами этого бутика. Мы рассматривали друг друга с интересом. Осталось только пойти на киевскую вечеринку, чтобы увидеть, как одеваются киевские “детки” после наступления темноты.

Насколько модным оказался город Киев?

За границей страны пост – советского пространства известны своей быстрой реакцией на мировые тренды. Некоторые зарубежные критики также считают, что в Украине и России часто “заигрываются” в своей погоне за модным обликом. В какой – то мере это правда, но многим жителям Восточной Европы не свойствен такой подход к моде. Некоторые люди допускают модные ошибки, а другие – добиваются колоссального успеха.

Какие показы вам понравились в рамках Mercedes-Benz Fashion Week Kiev?

Я видел всего 3 показа, из которых мне больше всего понравилось шоу Светланы Тегин.

Дизайнеры пост-советского пространства иногда допускают ошибку, лишаясь собственного культурного облика в погоне за мировыми трендами. 

Явные обращения к традиционным культурным элементам могут “сыграть”, если  дизайнер по – новому их интерпретирует, порой даже в ироничной манере. А вообще, собственный дизайнерский стиль должен появиться естественным образом. Я заметил огромный энтузиазм в работе украинских дизайнеров. Они хотят соответствовать мировому уровню в моде, быстро развиваться и не отставать ни на шаг от своих модных соседей.

Юлия Тимошенко стала одной из главных героинь вашей лекции в рамках Mercedes-Benz Fashion Week Kiev. Вы считаете, что Юлия Владимировна действительно олицетворяет украинский стиль?

Юлия Тимошенко либо её команда отлично воспользовались уникальным украинским стилем. Во – первых – это сильный патриотичный образ лидера, который  не только вдохновлял жителей Украины, но и был легко узнаваем далеко за её пределами. Во — вторых, коса может иметь символическое значение нимба на голове у святых. Очевидно, что люди в Украине находятся в духовном поиске, ведь деятельность церкви пресекалась в советское время. В — третьих, коса может олицетворять корону и, таким образом, Юлия может демонстрировать свою готовность возглавить народ. Можно приводить множество сравнений. Единственное, что я могу сказать точно, – это один из способов  влияния на подсознание людей.

Как вы относитесь ко всем нарядам класса люкс, которые носит Юлия Тимошенко, не смотря на то, что среднестатистический украинец не может себе позволить такую роскошь?

Будь она западным политиком, к её нарядам от Louis Vuitton  относились бы крайне негативно.  Украинское общество воспринимает её наряды более лояльно. Возможно, многие люди с низким достатком думают, что если бы они добились такого же успеха в бизнесе – то одевались бы аналогично.

 

6a00d8341c76e453ef0133f64a783d970b-500wi

 

Вы посвятили Юлие Тимошенко целую главу в своей книге “Powerful Dressing”! 

Да, информация о ней у меня разбросана по всей книге. Мой редактор спросил: “Не влюбился ли ты случайно в эту женщину?” Мне также нравится фотография в моей книге, где, в разгар газовой войны с Россией, Юлия Тимошенко сидит рядом с явно волнующимся Путиным в нежно- розовом, женственном, соблазнительном платье. Это восхитительно, ведь еще 10 лет назад женщина – политик должна была надевать костюм, быть подобной мужчине.  Сейчас же женщины – политики не ощущают необходимости оправдывать ожидания мужчин. Я вижу в этом значительный прогресс.

Возможно, это метод привлекать внимание мужчин к её персоне?

В какой-то мере да! Юлия Тимошенко всегда знает, какой эффект она произведет на того же Путина, либо на других мужчин. Она привлекательна внешне, её фигура может показаться соблазнительной для множества мужчин. Я не думаю, что многие женщины поддерживают её уникальный стиль. Но её смекалистый ум, четкие взгляды и отточенные манеры каждый раз доказывают, что она имеет на это право. Многие люди могут не поддерживать политические взгляды Юлии Тимошенко, но при этом  — любить её стиль.

— Давайте сделаем прогноз. Если она выйдет из тюрьмы, то …

— Почему вы говорите  “Если”, давайте будем надеться на лучшее..

— Хорошо, когда она выйдет из тюрьмы — как может измениться её стиль?

От того, какой она выйдет из тюрьмы, может зависеть будущее страны. Мне самому будет очень любопытно увидеть, какой образ она примерит на себя в этот раз. Позволит ли она увидеть себя не такой “идеальной”, какой мы привыкли ей видеть, с отросшими корнями волос, с печальным образом жертвы? Её тюремный образ может быть довольно сильным политическим инструментом.

Кто, на ваш взгляд, одевается лучше всего среди женщин – политиков?

Лучший образ женщины из мира политики —  тот, который сыграл им на руку, сделал их более сильными и влиятельными. С этой стороны, Ангела Меркель выиграла от своего непривлекательного, не соблазнительного и абсолютно скучного образа. В Германии, где ценят  благоразумие, логику и рациональность, очень любят политиков, которые из года в год меняют лишь цвет своего жакета. Это воспринимается как  баланс, постоянство идей. Появился ли этот образ случайно, либо его заготовили специально для Ангелы, — но он сработал просто  феноменально. Может, будет звучать иронично, но Ангела Меркель выиграла в этой номинации.

А кто же тогда одевается хуже всех?

Хуже всего одевается первая леди Зимбабве, Грейс Мугабе. В ее стране все еще царит диктаторский режим. Она известна своим агрессивным, порой даже опасным  поведением. Она постоянно поддерживает культ личности с помощью воинственных принтов на одежде.

 Расскажите о том, как вы писали книгу “Power Dressing”?  

Я на 2 года изолировался в своей квартире. Процесс создания книги был увлекательным и мучительным одновременно. Нужно пострадать,  чтобы сделать что -то большее, нежели просто статью в журнал. Моей миссией было показать людям из модной индустрии, что мода не должна быть слишком поверхностной. Мы можем видеть моделей во время показов и думать, что они не настоящие, что все это организовано на один раз. Другое же дело обстоит с женщинами -политиками, которые имеют большое влияние на нашу жизнь.

Сталкивались ли вы с определенными трудностями при написании вашей книги?

Удивительно, насколько осторожно давали комментарии представители модной индустрии. Политики вообще не хотели даже близко подходить к обсуждению этой темы. Пересечение  двух миров, моды и политики, воспринималось как табу. Это давало мне понять, что книга должна быть написана. Но, определенное напряжение заставляло даже меня задуматься, не сможет ли мне навредить семья диктаторов из Зимбабве, если я напишу про отвратительный стиль Грейс Мугабе.

Будете ли вы дальше изучать тему политики и моды либо же вы переключитесь на что – то другое?

Меня всегда интересовала эта тема, но я не хочу, чтобы она стала моей визитной карточкой. Я даже не знаю, напишу ли я еще книгу в ближайшем будущем, ведь я слишком устал от моей предыдущей работы. Конечно, я буду следить за новыми женщинами на политической арене, например, за новоизбранным президентом Тайланда.

Чем вы занимаетесь сейчас?

Я пишу статьи для Financial Times, немного для Vogue . Также я занимаюсь консалтингом для некоторых текстильных выставок и модных недель.

Как вы думаете, как может измениться жизнь модного события, если его название будет начинаться со слов Mercedes-Benz?

Многолетний опыт сотрудничества компании Mercedes – Benz со многими модными событиями положительно повлияет на уровень модных показов. Недели моды, которые проходят под знаком Mercedes – Benz, вызывают больше доверия. Организаторы и спонсоры должны постоянно обсуждать наиболее эффективные способы использования бренда Mercedes – Benz для раскрутки недель моды.

Как бы вы описали свой стиль в одежде?

Вы редко увидите меня в одежде из последних коллекций. Порой, я надолго прячу вещи в шкафу  и жду, пока они выйдут из моды.

Вы негативно относитесь к трендам?

Порой тренды помогают определить новое социальное явление, поэтому мои редакторы постоянно хотят, чтобы я о них писал. Но сам я ненавижу тренды и не люблю о них писать. Но, цикличная  природа модного бизнеса делает тренды одним из самых важных её показателей. Соответственно, я  должен знать, что под собой подразумевает слово “тренд” каждый новый сезон. Журналы советуют нам развивать собственный стиль но в реальности они хотят, чтобы все слушали их советы, ведь так они зарабатывают деньги. Я люблю, когда люди меняют свой стиль согласно своим ощущениям: если вы сердитесь –  оденьтесь во что-то агрессивное, если вы полны сил – покажите это! Это лучше, чем становиться рабом трендов.

Как вам пришла в голову мысль совместить политику и моду в одной книге?

В университете я изучал политэкономика, но бросил учебу, потому что выглядел как “фрик”, которого к себе не подпустил бы ни один политик. Когда я вошел в мир моды, я читал Financial Times больше, чем Vogue. Во мне всегда жили личности из разных миров – политики и моды. Книга должна была примирить эти две воюющие стороны.

Вы остались верным своему университетскому образу “фрика”?

Знаете, окружающие всегда меня недооценивали из — за моего внешнего вида. Многие думают, что я обычный стилист, который бегает с охапкой одежды, но никак не журналист серьезного издания Financial Times. Когда я работал в Японии – мое представление об одежде очень изменилось. Очень скромные и зажатые люди там могут одеваться крайне экстравагантно, а полные психи одеты в строгие костюмы. Сейчас мне 36 и я не ношу строгий костюм, но многое может измениться со временем.

Интервью – Ира Лупу

Перевод – Татьяна Монахова