Мода, Проекты

It’s Fashion o’clock: Мое отношение к украинским дизайнерам

Анастасия Малая
DSC_2040

Тренд на одежду украинского производства – долго ли он продлится? Когда украинские дизайнеры вышли за границы страны и стали полноценными участниками мировой модной индустрии? Что нужно надеть, чтобы привлечь внимание Брэдли Купера? Почему украинская мода упирается в тупик и что мешает дизайнерам развиваться дальше? Эти и другие вопросы за круглым столом в редакции FW-Daily обсудили креативный директор Mercedes-Benz Kiev Fashion Days Дарья Шаповалова, главный редактор L’Officiel Украина Ульяна Бойко, генеральный директор компании «Фалькон-АВТО» и официальный представитель Mercedes-Benz Kiev Fashion Days Нина Васадзе и глава общественной организации «Освитория», основательница Новопечерской школы Зоя Литвин.

Дарья Шаповалова: Сегодня мы поговорим о моде на украинских дизайнеров и о том, как она коснулась непосредственно нас. Нина, я начну с тебя. После окончания сезона Mercedes-Benz Kiev Fashion Days ты написала очень интересный пост. Я процитирую: «Раньше одна вещь от украинского дизайнера, сейчас – 50% гардероба. Раньше с замиранием сердца отдавала гофрированную блузку Givenchy в химчистку, сейчас – убью за испорченную Litkovskaya». Нина, как давно было это «раньше»?

Нина Васадзе: Наверное, это было тогда, когда мы, собственно, и начали заниматься проектом Mercedes-Benz Kiev Fashion Days. Сначала приглашенными гостями были наши друзья и друзья дизайнеров. Мы только знакомили рынок с молодыми дизайнерами и, естественно, на тот момент в моем гардеробе было совершенно другое соотношение. Сейчас, когда вещи стали намного качественнее, когда уже не только мы, а и весь мир носит украинских дизайнеров – конечно же, отношение к ним стало совсем другим.

Я не могу назвать дату, когда это произошло, но в какой-то момент мне захотелось надеть вещь украинского дизайнера не просто на нашу Неделю моды, а на работу, или провести в ней выходные. В этом году даже свой день рождения я отмечала в костюме от Bevza. Меня никто не заставлял и не просил, это не было пиаром – мне просто очень понравился этот костюм.

Мы еще поговорим о том, куда уместно надеть вещи от украинских дизайнеров, но мне кажется, что эту одежду уместно носить везде. Пример – Маша Ефросинина. Она открывала Одесский фестиваль в платье Elena Reva. Когда я его увидела – у меня в голове тут же прошла ассоциация с черно-белым платьем Блейк Лайвли, в котором она появилась на красной дорожке вместе с Райаном Гослингом. Тогда этот выход актрисы назвали лучшим за последние 20 лет. То же самое я бы с уверенностью сказала и о Маше Ефросининой. Это платье настолько удачно сидело и выигрышно смотрелось – Маша была просто неотразима.

DSC_1939Дарья Шаповалова: Зоя, ты же как раз была на инаугурации Трампа – и тогда советовалась со мной, что надеть. Это был в итоге украинский дизайнер или нет?

Зоя Литвин: К сожалению, нет. Я узнала, что мне удастся попасть туда всего за неделю, а то и за пять дней до события. Я действительно хотела пойти в платье украинского дизайнера, но у меня не получилось – я попросту не нашла его так быстро. Мне нравится, что делает Litkovskaya, Elena Reva, Klimchuk, но для себя я платье не выбрала, так как их просто все раскупили, несмотря на то, что в коллекциях и лукбуках вариантов было много.

Дарья Шаповалова: То есть дефицит все-таки есть, да?

Зоя Литвин: Он есть, и это это не может не радовать. Нина уже сказала о том, что украинские дизайнеры действительно хороши в black tie, но мне нравится то, что сейчас появляется все больше брендов базовой одежды.

Ульяна Бойко: Да, это правда, ведь раньше найти применение наряду украинского дизайнера было довольно трудно – это и не black tie, и не повседневная вещь. Я могла придумать, в чем пойти на коктейль, но совершенно не было выбора одежды для работы и на каждый день. Сейчас этот выбор есть. В этом вопросе я очень благодарна журналу Pink, ведь благодаря работе в его редакции у меня была отличная возможность узнать больше об украинском масс-маркете. Например, бренд MustHave. У нас было очень много коллабораций с ними, и я искренне восхищаюсь двумя девочками-основательницами, которые добились таких успехов. Они пережили длительный путь развития и становления, а сейчас у них уже 7 магазинов. Они прекрасно демонстрируют то, что платье за 1000 грн может выглядеть хорошо и иметь отличное качество. У меня самой есть довольно много их вещей, с удовольствием их ношу.

Несколько лет назад, когда у нас внезапно случился экономический переворот, все вдруг задумались, сколько это стоит. После переиндексации цен тех же масс-маркет брендов больше не захочешь покупать 10 вещей в Zara или Mango, а пойдешь искать альтернативу. Так вот, у нас сейчас появляется все больше и больше качественной альтернативы.

Дарья Шаповалова: Кстати, только посмотрите, в каком красивом костюме сегодня Зоя – это же тоже украинский дизайнер. Когда она зашла, я была уверена, что это какой-то французский бренд. Очень здорово выглядит.

Зоя Литвин: Большое спасибо! Кстати, из того, что я еще недавно для себя открыла – рубашки, футболки и другая базовая одежда бренда Basic Story Лины Христофоровой. К рубашкам я обычно придирчива – до этого у меня никогда не было рубашек украинского производства. А сейчас я накупила их много и сразу.

DSC_1838Нина Васадзе: Самое интересное, что когда ты не производитель, когда с этим не работаешь, кажется, ну что там сложного – сделать идеальную пару обуви. Но мы-то понимаем, что обувь в производстве, пожалуй, намного сложнее, чем любая другая вещь. Да и джинсы – это ведь тоже совсем непросто. Правильная посадка, форма… Их ведь сейчас такое множество – попробуй еще и сделать что-нибудь уникальное.

Ульяна Бойко: Кстати, пару лет назад, когда Маша Бех сделала свою первую трикотажную линию – я была одним из ее первых клиентов и как сумасшедшая скупила практически все. Меня настолько заразила сама идея и концепция того, что на одежде нет лейблов, а есть только приятные пожелания покупателю – такая вещь станет отличным подарком и маме, и сестре, и подружке. Это, кстати, тоже пример того, как украинский дизайнер, который раньше производил совершенно другие коллекции, вдруг сделал прекрасную линию базовой одежды.

Дарья Шаповалова: А давайте сейчас вспомним самые знаковые события, на которые мы надевали одежду украинских дизайнеров.

Ульяна Бойко: Ну, во-первых, Неделя моды в Париже и коктейль LVMH Prize. Я, Оля Януль и Лиля Литковская – мы все были в Litkovskaya. Лиля тогда как раз привезла в Париж новую коллекцию, и у нас была отличная возможность все примерить.

Дарья Шаповалова: А помните Венецианскую биеннале? Вы тогда носили одежду украинских дизайнеров?

Нина Васадзе: Да, причем когда мы гуляли по павильону с Юлей Магдычь (она тогда была в перфорированном платье Paskal), я остановилась сфотографировать ее и заметила, что вокруг нас скопилось огромное количество людей. Одни думали, что мы делаем перформанс, другие спрашивали, что это за безумное платье и кто его автор. Мне кажется, если бы рядом стоял тремпель с вещами Paskal – мы бы продали все.

Дарья Шаповалова: Зоя, а что у тебя?

Зоя Литвин: Уезжая за границу, я каждый раз стараюсь в какой-то мере презентовать Украину. Я всегда ношу вещи украинских дизайнеров, и ко мне тоже очень часто подходят с комплиментами и вопросами о том, где это купить. Из знаковых событий помню предпоследний Каннский кинофестиваль. Тут у меня была возможность подготовиться заранее, и я выбрала платье Кости Омели. Он сделал его специально для меня – белое платье с опущенной линией плеч.

Дарья Шаповалова: Хочу признаться, за свою жизнь я ни разу не надевала вышиванку на какие-то важные события. Ну, максимум платья Юлии Магдычь на съемку. Дело в том, что у меня к этому очень двойственное отношение – с одной стороны, мне очень нравится, как это выглядит на других, а с другой – не хочется впадать в чрезмерный патриотизм.

DSC_1984Нина Васадзе: Мне кажется, этника – это всегда прекрасно. Те, кто это понимают – они, конечно, оценят.

Дарья Шаповалова: Невозможно не согласиться. Но как не переборщить?

Зоя Литвин: Я абсолютно солидарна с Ниной. Это большой плюс, что сейчас украинская этника – наше культурное ДНК – соединилось с современной модой. Надевая вещи Виты Кин или Юли Магдычь, ты не чувствуешь себя так, будто вышел из прошлого столетия. Нам этого действительно очень не хватало. В Германии или Британии часто прослеживаются национальные элементы в каждодневной одежде – у нас раньше тебя сразу посчитали бы oldfashioned.

Дарья Шаповалова: Ульяна, а ты за или против вышиванок?

Ульяна Бойко: Современная мода позволяет, можно сказать, миксовать этнику с более актуальной одеждой. Совсем не обязательно надевать сразу все национальные атрибуты – это можно сделать красиво и аккуратно. Более того, иногда можно использовать вариацию на тему украинской вишиванки, как это сделала, например, Ксения Шнайдер. Мне кажется, что национальный костюм в цифровой обработке – это отличный вариант для того, чтобы показать современную историю нашей культуры.

DSC_2001Нина Васадзе: Насчет вышиванок не стоит переживать – они нравятся даже Брэдли Куперу.

Дарья Шаповалова: Точно! Расскажи эту историю.

Нина Васадзе: Однажды у нас с Юлей была двухдневная вылазка в Италию. И так получилось, что мы жили в одном отеле с Брэдли Купером и Ириной Шейк. Естественно, когда они появились, это привнесло легкий ажиотаж, но нужно отдать должное европейцам – никто не подавал виду и не нарушал их покой и идиллию.

Так получилось, что мы с Юлей возвращались с пляжа в одинаковых белых вышиванках и встретились с парой в лифте. Брэдли Купер тут же сделал нам комплимент, а Ирина поинтересовалась, откуда мы, кто дизайнер и где это можно купить. В общем, незамеченными мы не остались.

Дарья Шаповалова: Теперь у меня точно есть повод пересмотреть свое отношение к вышиванкам. А что касается инвестиций, с чего бы вы посоветовали начать человеку, который раньше не был знаком с украинскими дизайнерами?

Нина Васадзе: Это сложный вопрос. Даже не в смысле украинских дизайнеров, а в контексте моды в принципе. Сейчас все меньше становится таких брендов, в которые хотелось бы инвестировать. Раньше все мечтали иметь пиджак Chanel, ведь тогда еще не было такой быстрой смены коллекций и одну вещь можно было действительно носить годами. Что касается украинских дизайнеров – у нас не принято расценивать одежду как инвестицию. Хотя я была сильно удивлена, когда во время нашего благотворительного аукциона вещи украинского производства продавались на таком же уровне, как и мировые бренды.

Зоя Литвин: Я бы не сказала, что для меня одежда вообще может быть инвестицией, ведь, как верно подметила Нина, темп жизни сейчас настолько быстрый, что одежду хочется менять, а не хранить годами. Конечно, если говорить о том, что хотелось бы сохранить на будущее – для меня это вещи black tie брендов Klimchuk и Elena Reva. Думаю, они могли бы пригодиться когда-нибудь и моей дочери, при этом оставаясь актуальными.

Ульяна Бойко: А мне кажется, что нам вообще пора прекратить отделять украинскую моду от мировой. Мы каждый раз обсуждаем украинских дизайнеров, будто это что-то невероятное, а ведь они уже давно наравне со всеми продаются за границей. С точки зрения цены, качества, подачи они давно могут приобрести статус молодых, но полноценных модных брендов. Так или иначе, если вам вообще интересно инвестировать в одежду – обычно вопрос стоит не в том, будет ли это украинский или зарубежный дизайнер, а подходит вам эта вещь или нет.

Дарья Шаповалова: А у каких дизайнеров из Украины, на ваш взгляд, лучшая базовая одежда? Для меня это все-таки Flow the Label и Litkovskaya. Сегодня я словила себя на мысли, что именно одежду этих брендов мне хочется носить каждый день. Ведь действительно, сделать платье на красную дорожку порой бывает проще, чем базовую вещь. Для того чтобы вещь хотелось надеть не только по особенному случаю, а еще и на встречу или на работу – должно быть четкое попадание в ткань, фасон и фигуру.

Зоя Литвин: В обычной жизни я ношу много свитеров, поэтому для меня это, естественно, T.Mosca. Недавно я познакомилась с Basic Story, очень люблю Litkovskaya, Bevza, Ksenia Schnaider.

DSC_1723Нина Васадзе: Я тоже очень люблю Litkovskaya, учитывая еще и то, что с Лилией мы знакомы уже около 10 лет, и я хорошо знаю разные виды ее творчества. К сожалению, в связи со спецификой работы в моем гардеробе обычно преобладает деловой стиль, поэтому одежда Litkovskaya, как бы я ее ни любила, не всегда подходит мне на каждый день – она все же более концептуальная. Пару месяцев назад в этом плане для меня стал открытием бренд Bevza. Я была знакома с творчеством Светланы, но все как-то не доходила в ее шоурум. Сейчас же мне в этой одежде невероятно комфортно.

Ульяна Бойко: Я точно так же сильно люблю вещи Bevza. Недавно задумалась, что в одних ее брюках отходила почти все прошлое лето. Сейчас в моем гардеробе много вещей от Кати Сильченко, а раньше базу еще заказывала у Катерины Квит. Мы, кстати, совсем забыли сказать про Анну Октябрь. По-моему, ее платья – это идеальные вещи выходного дня.

Дарья Шаповалова: Да, точно, это правда. Недавно я надела платье Anna October во время поездки в Корею, и, кажется, меня чуть ли не все останавливали на улице с вопросом, что это за бренд.

Можно сказать много хорошего, но все-таки, общаясь с людьми, я часто слышу о плохом качестве одежды от украинских дизайнеров. Как вы считаете, это действительно так? И на что еще нужно обратить внимание брендам made in Ukraine, чтобы стать еще более успешными?

Зоя Литвин: Я часто бываю занята, поэтому у меня нет времени заезжать в шоурум к конкретному дизайнеру. Да, мне часто нравятся вещи на ком-то, но заставить себя поехать, узнать, найти контакты, записаться в шоурум – это бывает слишком сложно. Я считаю, что нашим дизайнерам как раз и стоило бы задуматься над схемой общения со своими клиентами.

Дарья Шаповалова: Нина, а ты что думаешь?

Нина Васадзе: Я отчасти поддерживаю тех, кто наших дизайнеров критикует, а отчасти – я против. С одной стороны, когда речь идет об известных брендах вроде Louis Vuitton, ты понимаешь, что платишь не столько за вещь, сколько за имя, но устоять просто невозможно – настолько хорошо все это продумано и сделано. Когда эти же деньги от тебя требует украинский дизайнер – естественно, возникает вопрос, за что ты платишь. С другой стороны, а почему это столько стоит? Потому что ткань не украинская, фурнитура – тем более. То есть из украинского у нас – дизайнер и производство. Конечно, если ткани дорогие – вещь обойдется практически за те же деньги. Таким образом, это не совсем проблема дизайнеров. Тут уже работа государства – создать экосистему, инвестиционный климат, подходящую среду. Наши бизнесмены вообще не рассматривают легкую промышленность как сферу, в которой можно заработать, поэтому и не инвестируют. А на самом деле у нас очень большие возможности. Только посмотрите, например, на куртки Ienki Ienki – это просто сумасшедший кейс. Какая отдача при небольших инвестициях всего за один сезон. Конечно, тут правильный подход, подача, анализ, сделано хорошо… Но ведь сделано в Украине, а продано за рубеж. Мне кажется, сейчас мы просто упираемся в потолок возможностей.

Дарья Шаповалова: Мне кажется, что качество – это сейчас самая большая проблема украинских дизайнеров. Ведь я же смотрю на это глазами байеров, которые приходят к нам в шоурум More Dash. Их первый вопрос – это всегда качество. Сейчас любой большой ретейлер хочет купить вещь, которая бы выглядела дорого, а стоила дешево.

Нина Васадзе: Но мы, опять же, возвращаемся к проблеме нехватки инвестиций. Самое интересное, что Украина является одним из главных экспортеров кожи в мире, но мы даже не имеем возможности эту кожу обрабатывать. Все отправляется за границу, а потом продается нам же с огромной наценкой.

Зоя Литвин: Именно поэтому мы говорим о том, что хотелось бы получить хоть какую-то помощь от государства.

Дарья Шаповалова: Как, например, в Корее. Там государство ежегодно инвестирует 5 миллионов долларов в сезон Недели моды. И я хочу сказать, что это очень хорошо работает. Я была в Корее уже второй раз, и там было намного больше крутых байеров, чем на London Fashion Week.

Ульяна Бойко: Но не только качество страдает у наших брендов. Главная проблема для среднестатистического покупателя – это отсутствие размера. Если ты чуть-чуть больше, чем M – сразу начинаются вопросы: пойти в шоурум, сделать примерку, пошить на заказ. Скажу честно, я, например, на примерки в последнее время просто не доезжаю. Мне нужно подстроиться, выделить на это время, а сегодня это уже не совсем правильный подход. Одно дело, если это какой-то особый случай, но когда нужна одежда на каждый день – я не готова тратить на пиджак или костюм 4 часа своего времени. Никто не готов. Почему никто не задумывается, что состоятельная женщина в реалиях Украины или России – это не М, а L – XL. Вот это уже вопрос к нашим дизайнерам. Почему они считают, что только девочки с размером S – XS достойны их платьев? Они представляют себе картинку модели, но ведь модель эту вещь сможет купить разве что на распродаже.

Нина Васадзе: Мне кажется, что это все та же проблема инвестиций. Выпустить вещи в полной размерной сетке – тоже стоит денег. Но есть и более взрослые дизайнеры, которые работают под свою клиентскую базу.

Ульяна Бойко: Да, у них есть отдельная клиентская база, а мы все-таки говорим об индустрии в целом. Не спорю, что у части дизайнеров таких проблем нет. Но раз уж мы затронули тему глобальную, я считаю, на этом нужно делать акцент. Качество – это важно, но также важен и тираж. Когда ты собираешь по миру кусочки ткани, снимаешь кампейн, а потом приходит 10 клиентов и выкупает эти платья, на момент выхода кампейна ткани уже нет в продаже – это не смешно. А такое тоже бывает, это реалии нашего рынка. Да, потом вещь можно воспроизвести в индивидуальном порядке, но это уже никому не интересно. Сейчас покупатель избирателен. Если он приходит и не получает чего хочет – он развернется и уйдет. Все очень просто. Вопрос в том, какие цели мы ставим перед собой.

Дарья Шаповалова: Над целями как раз и стоит работать. Спасибо вам большое, девочки, за такой интересный разговор. Я думаю, он будет полезен и для дизайнеров, и для индустрии в целом.

Следите за нашими следующими эфирами и присоединяйтесь, ведь нас ждет еще много интересного.


Читайте также:

It’s Fashion o’clock: Сильные женщины! Мои отношения с брендом Versace

#GirlsGonnaHaveCharity: благотворительный pop-up store в рамках Недели моды в Киеве

Ученье – свет: лучшие education-проекты о моде для инсайдеров

Kiev Fashion Institute приглашает на пятую конференцию Innovation Business Forum by KFI