Интервью, Личности

Маша Цуканова: “Я пришла в Vogue из черно-белой газеты”

IMG_9237
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Pin on Pinterest2

Новость о назначении главного редактора приложения к газете КоммерсантЪ, КоммерсантЪ-Weekend Маши Цукановой на должность главного редактора украинского Vogue стала известна 10 сентября. С самого начала Маша заняла очень активную позицию — в отличие от других главных редакторов украинских журналов о моде, она посетила все без исключения показы местных дизайнеров и не пропустила ни одного важного события или вечеринки. Выход Vogue на рынок безусловно изменит медиа-ландшафт страны — у существующих fashion-журналов появился сильный конкурент. Учитывая размер украинского рынка luxury-брендов, борьба за читателей и рекламодателей местным модным журналам предстоит серьезная. В ожидании первого номера Vogue Украина в марте, мы пообщались с его главным редактором. Это первое интервью Маши Цукановой в ее новой должности.

В одном из интервью вы сказали, что главным редактором Вас назначили не потому что вы знаете имена всех редакторов-стилистов-фотографов-моделей, а потому, что Вы патриот. К кому будет обращен этот патриотизм в первую очередь: дизайнерам, фотографам, моделям или читателям?

Патриотизм, — он же не к какому-то узкому явлению проявляется. Он проявляется к стране и к жизни в целом. И не работы исключительно украинских фотографов, моделей или дизайнеров делают журнал патриотичным, а вот это отношение к жизни. Безусловно, их мы поддерживать будем, но смотрим еще шире. Вспомните турецкий Vogue. Они с самого начала широко замахнулись, — ангажировали исключительно фотографов с громкими именами, а потом, судя по всему, поняли, что если будут так продолжать и дальше, бизнес скоро сойдет на «нет». Поэтому решили понизить планку в плане имен и начали сотрудничать с локальными звездами, тем не менее, сохранили лицо журнала, — вы никогда не спутаете турецкий Vogue с французским или португальским. Мне хочется верить, что мы сделаем узнаваемый украинский Vogue и совершенно не важно при этом, какой фотограф нам будет снимать, лондонский или киевский. Важна концепция.

Расскажите, какую концепцию Вы намерены выражать?

Наше поколение успело пережить и распад Союза, и создание независимого государства, и революцию в нем. Много ли вы знаете стран, столь бурно развивающихся? Мы видим, как меняется лицо страны, города, да и наши с вами лица, — они тоже меняются. Мы ведь живем в самые значимые и яркие для Украины годы. Я помню Пассаж еще тем местом, куда папа водил меня есть мороженое по воскресеньям, но вот на прошлой неделе мы отпраздновали 6-летие Passage в статусе главной украинской шопинг-улицы. Все строится на наших глазах – и это развитие мы планируем освещать в журнале.

__________________________________

__________________________________

Вернемся непосредственно к журналу. Расскажите, как идет подготовка к первому номеру. Я знаю, что одним из фотографов, участвующих в его создании выступила Елена Емчук.

Это удивительная женщина. Даже далекой от моды публике известно, что есть такой крутой фотограф с украинскими корнями, от которой был без ума лидер The Smashing Pumpkins Билли Корган. Мы опасались, что с Еленой с ее режиссерским и немного арт-хаусным виденьем будет тяжело работать. Но она оказалась очень простой, в хорошем смысле этого слова, трудолюбивой и нацеленной на результат, — это очень вдохновило нас. Вы не представляете, как тяжело далась нам эта съемка. Во-первых, собрать всех моделей одновременно в одном месте. Во-вторых, природные катаклизмы: как раз в это время в Америке начался ураган. Вообще во время каждой нашей съемки происходит какая-нибудь история. Так что после первого номера уже можно будет сесть за написание книги (смеется).

Полгода назад Елена Емчук читала лекцию на MBKFD. Тогда она сказала, что ей больше нравится работать с такими журналами, как Dazed&Confused и ID, нежели с Vogue. Так как в работе с Vogue она сталкивается с рамками и ограничениями. Расскажите, давали ли вы свободу Елене?

Елена рассказала мне, что когда она работает, так сказать, для себя, — она тиран и деспот, мол, будет так, как она хочет либо не будет никак, а когда работает в команде, она нацелена на командный результат. Это не только ее работа, но и работа стилиста, модели, журнала. Елена – большой профессионал и видит разницу между съемкой для себя и съемкой для журнала. Естественно, она снимала для Vogue, но зачем она была бы нам нужна, если бы снимала не так, как снимает только она. Если ты приглашаешь известного фотографа, то ты ждешь от него его фирменного почерка, так что думаю, в работе был соблюден баланс.

_________________________________

IMG_9202

__________________________________

Какой из мировых Vogue является для вас ролевой моделью?

Мне очень нравится британский Vogue за его живость, информационную составляющую, бесподобный стиль письма. Я человек из газеты, так что текст играет для меня большое значение. Что касается чистоты и рафинированности, то мне нравится французский Vogue. Ну а влияние и мощь, — это, конечно, американский Vogue.

А что касается главных редакторов?

Я искренне говорю, что не хотела бы быть похожа ни на кого из них, потому что мы живем в разных странах и разных культурах. Я была бы самоубийцей, если бы вдруг решила делать в Украине французский Vogue. То же самое и на личном уровне — я очень хочу остаться собой. У меня есть свои неподражаемые черты: мне нет 30-ти лет, я коренная киевлянка, я — дитя своего поколения. Я соответствую целевой аудитории журнала, который делаю.

Вы выделили Эммануель Альт, Александру Шульман, Анну Винтур и Франку Соццани. Вот, например, Анна Винтур и Эмануель Альт – медийные персонажи, о них говорят, они — любимицы fashion-блогеров. А Франка Соццани и Александра Шульман – более закрытые личности. Как вы думаете, эта медийность — она важна главному редактору в нашей стране?

В нашем мире полезно быть медийной персоной. Ни для кого не секрет,  что это сильный инструмент пиара, как для журнала, так и индустрии в целом, поэтому пользоваться им нужно. К сожалению, это палка о двух концах. Ведь сколько пользы, столько и зла он приносит. Например, с одной стороны я понимаю, что лучше пусть пишут плохое, чем вообще ничего не пишут. Но иногда так больно читать о себе чушь, порой она сильно расстраивает. Слава богу, что сейчас так много дел, что нет времени обращать на это внимание. В Британии культура письма и издательского дела составляет огромный пласт общечеловеческих ценностей, поэтому Александра Шульман может позволить себе не пиариться за счет медиа. В моем случае, я скорее совершу ошибку, если буду сидеть дома. Славянский читатель ждет портрет главного редактора возле его вступительного слова, он воспринимает главреда как персонажа.

Давайте продолжим тему главредов. Главные редакторы делятся на тех, кто делает модные съемки, и тех, кто их не делает. Мы увидим съемки Маши Цукановой в украинском Vogue?

Вы же прекрасно понимаете, откуда я. Я пришла из черно-белой деловой газеты. Так что в первую очередь, я надеюсь, Украина увидит принципиально новый уровень текста и осмысленную концепцию модного журнала. Что касается модных съемок, то у нас настолько замечательная команда, которая работает исключительно над съемками, что было бы просто преступлением нанять их и впоследствии не давать им реализовывать свое виденье.

__________________________________

IMG_9236

__________________________________

А кто ваши любимые мировые фотографы и стилисты?

С одной стороны, имя VOGUE открывает перед тобой широкие двери и позволяет сотрудничать со звездами, с другой — ты пока новичок и только формируешь свой круг фаворитов. Мы сейчас в поиске своего лица, так что пока не готовы выдать список имен, с которыми можно будет ассоциировать Vogue Украина.

Мы отметили, что команда Vogue Украина посетила все самые интересные показы на наших неделях моды. Также в этом сезоне мы увидели Вас в фотоотчетах wwd.com и других модных ресурсов на зарубежных неделях моды. Расскажите, ждут ли Vogue Украина за рубежом?

Я была в Милане и в Париже. По максимуму посетила все показы. Была приятно удивлена тем, как в большинстве случаев нас восприняли зарубежные партнеры. Они действительно очень ждут украинский Vogue.

Расскажите, когда мы увидим vogue.ua?

Сайт будет запущен одновременно  с журналом, но уже с декабря мы планируем активно подогревать интерес к своему появлению. Сайт будет развиваться параллельно с журналом, и оба ресурса будут дополнять друг друга.

Будет ли украинский Vogue на instagram, twitter, pinterest и другихсоциальных сетях, ведь у его иностранных аналогов эти профили есть?

По той причине, что команда, которая будет отвечать за digital-продвижение, только формируется, мы начнем с facebook, а позже, конечно же, хотелось бы покрывать все.

У Вас лично страницы на facebook нет. Почему?

Ее нет и не будет — это моя принципиальная позиция. Аккаунт в социальной сети для человека с публичной профессией – это еще один кусок работы, а мне нужно делать журнал. Заниматься параллельно с Vogue еще одним электронным проектом под названием «Маша Цуканова» – это слишком большая работа, для которой у меня нет ни времени, ни сил, ни, главное, нервов.

__________________________________

IMG_9257

__________________________________

Расскажите о своём блоге на jetsetter.ua. Закроете ли Вы его в скором времени?

На самом деле, у меня нет там блога, он когда-то был. Его я вела, когда это было необходимо. А именно, по просьбе Олеси Ногиной, когда она только запускала Jetsetter, и ей были нужны блогеры. Я сразу же согласилась, потому что знала, что Олеся – настоящий профессионал, и все, что она делает – будет сделано хорошо, а значит, мне будет не стыдно ассоциироваться с данным ресурсом. Позже я поняла, что блог отнимает у меня слишком много времени и моральных сил, ведь всем не угодишь, а читать постоянно всякую ерунду, которую пишут в комментариях, мне не интересно. Кроме того, Jetsetter давно окреп и уже вовсе не нуждается во мне. Так что теперь мы сотрудничаем, когда есть о  чем сказать. Мне, к несчастью, часто есть, о чем сказать (смеется). Теперь мы поменялись местами, и она помогает мне, давая возможность высказаться.

Читаете ли Вы блоги? Если да, то, какие?

Нет, за какими-то конкретными блогами я не слежу. Возможно, это ошибка, и со временем я исправлюсь. Но у меня есть определенная подборка сайтов, которые я обязательно ежедневно просматриваю. Тема блогов – достаточно скользкая. Если ты профессиональный блогер, твой сайт собирает рекламу, а ты ездишь в пресс-туры, значит ты уже не блогер, а еще одно СМИ, как и журнал. Мне кажется, что блогерам еще предстоит сформировать свое лицо. Лично для меня многое в блогерстве еще непонятно.

__________________________________

IMG_9237

__________________________________

С приходом Vogue в Украину мытеперь можем официально проводить Fashion`s Night Out. Мне Лилия Пустовит по секрету рассказала, что вы уже что-то готовите. То есть, Fashions Night Out будет уже в следующем году?      

Да, конечно! Я естественно не могу открывать коммерческие тайны, но мероприятие однозначно будет. И будет оно действительно большое, и всем понравится.

Какие отличия между неделями моды в Украине и за рубежом Вы для себя подчеркнули?

Очень удобно для нас, редакторов, находиться в одном месте, и никуда, сломя голову, не бежать, подворачивая ноги на каблуках. С другой стороны, проведение недели моды в одной точке – не всегда на руку дизайнеру. И если проблема есть, то она влияет на показы всех дизайнеров. Соответственно, есть свои минусы с технической точки зрения, но при этом, это фантастический рабочий инструмент – появляется возможность пообщаться со всеми теми людьми, кого ты не мог увидеть неделями. Но, думаю, было бы наивно ожидать, что наши украинские показы резко дорастут до уровня французских или итальянских. Им нужно время, и это нормально.

Кто из украинских дизайнеров, по-вашему, уже готов к тому, чтобы строить свою карьеру на Западе? Ведь не секрет, что большинство дизайнеров к этому стремятся.

Стоит заметить, что я никогда сильно не вникала в суть ведения fashion-бизнеса в Украине, но при этом у меня было гораздо более четкое представление о том, как это делается в других странах. По наивности мне казалось, что и у нас будет так же, как и там. Не передать, насколько я была удивлена, если не сказать шокирована, узнав, как обстоят дела у нас. Я говорю о тех случаях, когда коллекции, в буквальном смысле, шьют на кухнях, а на следующий день после показа продают, и больше не отшивают новые экземпляры. Так что давайте сначала научимся более или менее цивилизованно работать на локальном уровне, а уже потом будем пытаться выходить на зарубежный рынок. Это еще одна болезненная тема.

А Вы носите одежду от украинских дизайнеров?

Я ношу одежду разных дизайнеров, как украинских, так и не украинских.

А каких дизайнеров Вы предпочитаете?

Я, в отличие от Анны Делло Руссо, которая утверждает, что если Вам удобно, то Вы не модный, —  выбираю удобство. Я не знаю, в чем госпожа Делло Руссо ходит на службу, и в чем заключаются ее обязанности, но я хожу на работу каждый день, и если мне не будет удобно, то толку от меня будет мало. В багажнике у меня лежат запасные туфли на каблуке, а в сумочке есть нарядные серьги. Более того, я считаю, что чем дальше, хорошо это или плохо, тем большее количество женщин будут одеваться именно так. Если 200 лет назад ролевой моделью была жена аристократа, 100 лет назад ею была уже более раскрепощенная и менее идеальная любовница, то сегодня – это работающая женщина. За примерами далеко ходить не надо: возьмите хоть Хилари Клинтон, хоть наших it-girls, ту же Асю Мхитарян. Мы трудимся не меньше любого мужчины. Так что да, самостоятельной женщине должно быть комфортно в том, что она носит на работу.

Анна Винтур в одном из интервью сказала, что особо гордится обложками Vogue с Мишель Обамой и Хилари Клинтон, а в России не осталась без должного внимания обложка с депутатом Госдумы Алиной Кабаевой. Считаете ли Вы уместным поместить на обложку украинского Vogue кого-либо из украинских женщин-политиков?

Для того, чтобы оказаться на обложке Vogue, не нужно быть или не быть политиком. Нужно быть стильной, классной и умной женщиной. Как только появляется стильная, классная, красивая, умная женщина, которую можно сфотографировать, мы тут же поместим ее на обложку. Я вообще за то, чтобы читательницы гордились нашими украинскими девушками. Я сделаю все, чтобы взрастить и укрепить это чувство. И неважно, какая у них профессия.

__________________________________

__________________________________

Украинский Vogue еще не вышел, а другие медиа уже оживились. Как Вы думаете, станет ли конкуренция более жесткой среди украинского глянца, когда Vogue выйдет в печать?

Да, станет, куда ж ей деться? И я этому очень рада. Я не только редактор Vogue, я еще и гражданин своей страны и мне нравится, когда люди читают хорошие журналы, когда женщины хорошо выглядят. Мне вообще нравится, когда можно гордиться индустрией, в которой ты работаешь. С другой стороны, мир – прекрасен. Есть блондинки, а есть брюнетки, есть журнал формата Elle, а есть журнал формата Vogue. К счастью, они очень разные, они рассчитаны на женщин с разным мировоззрением, одинаково классных, но очень разных.  Так что здорово, что все оживились, а издатели, наконец, разрешают своим подчиненным воплощать хоть какую-то часть их идей.

Действительно круто то, что в последнее время стали больше вниманияуделять именно украинскому рынку. Например, Harper`s Bazaar уже четвертый месяц подряд выходит с собственной обложкой.

Вот именно! Я рада, что мы еще не начали издаваться, а уже принесли столько добра.

Зоя Звиняцковская во время недавнего интервью сказала, что, на ее взгляд, главным конкурентом для украинского Vogue должен стать ART Ukraine, а не Elle или Harper`s Bazaar, потому что сейчас главным конкурентом моды является искусство.

— Почему мы говорим о конкуренции? Не конкурентом, а помощником. Мы будем безумно рады, если вдруг ART Ukraine станет более коммерческим и продаваемым журналом. Вы ведь, когда отправляетесь в магазин, не выбираете между йогуртом и хлебом, верно? Точно так же и тут: мы не пещерные люди, чтобы выбирать между красивой одеждой и умным искусством. Мы выбираем и то, и другое. Так что я вижу не конкуренцию, а скорее, взаимоподдержку.

Вы были главным редактором Коммерсантъ Weekend, и объездили огромное количество стран. Это бесценный опыт. Что еще будет в украинском Vogue, кроме моды?

All the usual suspects. Будет много культуры, много красоты (в Украине без красоты никуда, все-таки здесь живут самые красивые девушки в мире), будет большой отдел lifestyle, путешествия, техника, много интересных людей. Будет всё.

Как бы Вы описали читательницу украинского Vogue?

Ей около 30, она не выбирает между умным и красивым, а успевает и то, и другое. Слава Богу, современный мир ей в этом только помогает, за что она его любит, и в хорошем смысле им пользуется. Ей всё интересно, у неё есть чувство юмора и хороший вкус. В общем, она – молодец.

Чем украинский Vogue будет отличаться от российского Vogue? Ведь украинские модницы долгое время читали именно российский Vogue.

В России – свой рынок и особенные женщины. Украинка – другая, я бы сказала, что она скорее «себе на уме» — и журнал для нее должен быть другим. А во-вторых, структура издательского дома Сonde Nast в России накладывает свой отпечаток на работу с информацией. Мы же пока единственное в Украине издание из портфеля Conde Nast, поэтому у нас есть возможность быть более гибкими и более разнообразными. Так что мы будем другими во всем.

Анна Винтур утверждает, что обложка Vogue является прямым отображением того, что происходит в стране. Будете ли Вы отталкиваться от этого утверждения?

Да, естественно. Наивно было бы делать журнал не о том, какова наша реальность. Всё в журнале должно быть отображением актуальных явлений, но фокус в том, что они бесконечно разнообразны. Вот, например, вышла новая коллекция, она актуальна, а вот – глобальная экологическая проблема, и она тоже актуальна, но по-другому. Или же, к примеру, всеобщее увлечение приложением Instagram повлияло на видение профессиональных фотографов, и это тоже актуально.

Лили Темплетон, французский журналист и блогер, утверждает, что образование инженера лишь помогает ей лучше писать о моде. Как Вы считаете,какое образование стоит получать тем, кто хочет достичь успехов в сфере моды, и как Ваше образование повлияло на развитие Вашей карьеры?

По первому образованию я — экономист-теоретик, по второму – социолог. При этом, как Вы понимаете, интересуют меня совершенно другие предметы. Это говорит о том, что в работе помогает не какое-то определенное образование, а пытливый ум. Еще, я считаю, нужно получать образование по той специальности, к которой у тебя вообще нет задатков. Например, если не можешь сложить 2+2, то пойди и выучи высшую математику. После этого ты вдруг обнаружишь, что твой IQ вырос с 80 до 120. Просто потому, что ты заставлял себя думать. Если у тебяесть склонность к чему-либо, то ты и так найдешь для него время и силы, ведь тебе это будет нравиться. А если в первой половине дня ты заставляешь себя сделать со своим мозгом что-то противоестественное, то в результате получишь оба ингредиента – и развитый интеллект, и знания из той сферы, которая тебя увлекает. Так что мой случай схож с тем, который Вы привели в пример. Я много заставляла себя думать, изучая макроэкономические процессы, а это не может не быть полезным.

__________________________________

Текст: Александр Коптев

Фото: Алина Красиева

Читайте также:

Интервью с Асей Мхитарян

Интервью с Зоей Звиняцковской

Интервью с Юлией Магдыч

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Pin on Pinterest2