Интервью, Мифы в модной индустрии, Мода

Мифы в модной индустрии: fashion-редактор Marie Claire Алла Родыгина

Екатерина Попова
Untitled-1

FWD запустили рубрику «Мифы в модной индустрии», в которой совместно с инсайдерами fashion-мира мы опровергаем или подтверждаем сложившиеся мифы о разных профессиях.


Многие люди, интересующиеся модой, но напрямую с ней не связанные, наивно полагают, что это лишь эфемерные образы, бесконечные вечеринки, глянец и слава. Увы, это миф. Работа в fashion-издании – кропотливый труд, который под силу не каждому. Здесь добиваются успеха те, кто много работает, умеет быть терпеливым и планировать на будущее.

Во главе отдела «Мода» журнала Marie Claire стоит хрупкая, но амбициозная и целеустремленная Алла Родыгина. «Развиваться в своей профессии в соответствии с вызовом и духом времени – это нормально», – говорит Алла. Изнанка модного мира обычно скрыта от посторонних глаз. Именно поэтому мы решили пообщаться с Аллой и расспросить ее о трендах, любимых показах, работе в глянце, графике и зарплате модного редактора.


Досье

unnamed

Наша героиня – fashion-редактор журнала Marie Claire

Имя – Алла Родыгина

Опыт работы – больше 5 лет

Количество написанных материалов за неделю – от 5 до 10

Сколько было посещено показов на UFW – около 250


Работа в модном издании это сплошь вечеринки и веселье, плюс написание материалов на досуге. Правда/ложь?

Вечеринки – важная часть нашей работы, но занимают они не более 30% моего графика. Остальное время я провожу в редакции или езжу в командировки, которые также являются рабочим процессом. Вечеринки я называю своей «второй сменой», потому что именно там налаживаются контакты и происходит нетворкинг – ты знакомишься с людьми, узнаешь от них много нового, и потом это становится основой для написания материалов в журнал.

Что в таком случае помогает тебе быть в тонусе?

То, что я действительно люблю свою работу. Я шла к этому осознанно еще с юности. Когда мои подруги спрашивают, как мне удается все успевать, я, в свою очередь, не понимаю, как они могут целыми днями сидеть в офисах. Мой рабочий день начинается примерно в 11 часов, а заканчивается ближе к ночи, обычно не раньше 8-9 вечера. На написание текстов, разработку идей, совещания и подготовку съемок у меня стандартно уходит около 8 часов в день, но и этого не хватает. Поэтому порой приходится захватывать и выходные, так что у меня давно стерлась грань между будними и уик-эндами.

14440913_1262130417164827_5931716777925269975_n

Все fashion-журналисты одеваются по последним модным тенденциям.

Если посмотреть на ту же Сьюзи Менкес или Кэти Хорин, то они не выглядят как fashionistas и их не снимают streetstyle-фотографы с точки зрения образов. Мы, безусловно, должны выглядеть хорошо и презентабельно. Но это не означает, что если сейчас в тренде велосипедки, неон и леопард, то я буду этой осенью ходить в таком виде – я просто понимаю, что именно мне это решительно не идет. Я считаю, что одежда – это наше продолжение. Тенденции есть тенденции, но в одежде вам должно быть комфортно. Есть такое выражение: editors wear black – и это действительно так. Черный цвет самый универсальный, в нем всегда чувствуешь себя уверенно, и промах в этом случае минимален. Просто черное платье и черный жакет, и все хорошо. (Улыбается.)

Все, кто работают в модной индустрии, имеют высокую зарплату.

Это вообще неправда. Безусловно, где-то не в наших реалиях ты действительно можешь выйти на уровень высокой зарплаты, но это однозначно не со всеми происходит. В Украине в моду вообще не нужно идти за зарплатой. Это то дело, которое ты либо любишь, либо нет. Да, безусловно, есть хорошо оплачиваемые фриланс-проекты, но тут все зависит от того, как ты себя зарекомендуешь. Никто не запрещает такие дополнительные активности. Но именно за работу в журнале больших денег не платят и, по-моему, не платили никогда.

32213493_174653996492776_3269235393823768576_n

Многие до сих пор думают, что в fashion-редакциях есть комната с большим количеством стеллажей с брендовой одеждой и аксессуарами, как в фильме «Дьявол носит Prada».

Я не знаю, как в других редакциях, но в нашей нет. (Смеется.) В Италии есть пресс-семплы, и по окончании сезона там устраивают суперсейлы для журналистов и стилистов. Так что у иностранных коллег есть возможность купить очень классные вещи за условные 200-300 €. Но в Украине это не работает, потому что у нас нет шоурумов мировых марок с семплами. Да, безусловно, случаются приятные подарки от брендов, но такой комнаты, в которую я бы могла зайти, как Андреа или Кэрри Брэдшоу, и полностью переодеться, нет. Хотя, я тоже думала, что она будет. (Смеется.)

Говоря о напряжении… Работать в сфере fashion – это вечно куда-то бежать, что-то не успевать и постоянно испытывать стресс.

Это правда. У меня стресс начался, наверное, с первого дня, когда я пришла работать в редакцию. Когда только начинала 5 лет назад, порой не могла уснуть из-за мысли, что мне нужно прямо сейчас придумать заголовок, врез к тексту (потому как в журнале это должно нести какое-то настроение, а не только информативность). Со временем, как и в любой работе, ты набиваешь руку, становится легче. Но теперь добавились другие факторы стресса: бывают конфликтные ситуации, нервы из-за горящих сроков, срыва дедлайнов – без этого никуда. По сути, ты не принадлежишь себе, ты принадлежишь журналу, это тоже нужно принять. Но для меня в этом нет ничего плохого, я знала, на что шла, и меня это очень сильно захлестнуло. Тут было два варианта: либо я выплыву, либо я слабая.

IMG_20180524_164033

Что же касается тех самых манящих Недель моды, из-за которых многие, в том числе, идут в глянец, то это также огромный стресс. К примеру, в Милане показы начинаются в 9:00–10:00, а все активности заканчиваются ближе к полуночи. Тебе нужно доехать до отеля, переварить всю информацию, уложить себя спать после всех захватывающих эмоций от показов. Сделать это лично у меня получается не раньше трех часов ночи (проблемы со сном – это тоже наша профессиональная фишка). Ну а в 7:00 уже нужно быть на завтраке, успев до этого привести себя в порядок. Но это держит меня в тонусе и я боюсь даже представить, как бы грустила без этих командировок два раза в год.

Какие самые яркие показы были в твоей жизни?

Все показы Versace из-за их классного кастинга, и Prada – люблю их эстетику и смысловую нагрузку каждой коллекции. Ради этой красоты всегда готова ехать в Милан и не спать.

tild6332-6361-4136-b737-633261343137__img_0016

Самый популярный стереотип о журналистах гласит, что они очень любят разговаривать. Найти общий язык с самым зажатым молчуном для них не проблема. Миф или правда?

Да, даже если ты не умеешь находишь общий язык с людьми, тебе придется этому научиться, иначе будет очень сложно в профессии. Это навык, который нужно в себе развивать. Когда я общаюсь с людьми из нашей индустрии, многие говорят, что по натуре они интроверты, но жизнь заставляет становиться экстравертами. Это тоже круто, потому что это вызов самому себе.

Принято считать, что журналисты знакомы со всеми знаменитостями.

В журнале эту функцию чаще выполняют бренд-менеджеры или продюсеры съемок/проектов. Это люди, у которых есть база, они нарабатывают ее годами и по одному звонку могут «добыть» тебе звезду.

Чтобы стать журналистом, достаточно хорошо уметь писать.

Это точно миф. Если ты умеешь просто хорошо писать, ты можешь стать писателем, а если ты хочешь работать редактором или журналистом, тебе нужно быть активным и открытым человеком, который может к себе расположить. Также нельзя позволять себе лениться – все время куда-то бежать это привычное для нас состояние. Ведь все твои контакты и знакомства – это то, с чем ты работаешь ежедневно и твой дополнительный плюс в резюме.

unnamed (2)

Журналист может стать писателем, а писатель – журналистом.

Есть такие примеры – взять того же Хантера Томпсона. Но утверждать, что любой журналист может вдруг стать писателем, по-моему, нельзя. Кому-то не хватает усидчивости, кому-то таланта, кому-то – времени. Я уже лет 10 вынашиваю в себе разные идеи по поводу книг, у меня есть наброски, но мне все время что-то мешает. Даже в отпуске я не могу отвлечься от основной работы, а когда все-таки ненадолго получается, то нет эмоциональных сил заниматься этим. Но я не теряю надежды. (Улыбается.) Возможно, однажды напишу что-то большое и важное. Однако с наступлением эры digital уже начинаю сомневаться, нужно ли это.

Интернет убивает журналистику.

Мне кажется, он делает ее сильнее. Да, нам приходится конкурировать с интернет-изданиями, но мы не стоим на месте – все журналы уже обзавелись своими сайтами, все редакторы активно туда пишут. Я свои материалы всегда дублирую в интернет. В какой-то момент глянец расслабился, потому что все было хорошо, все сами к нам приходили со своими инфоповодами и предложениями, а теперь нужно за все бороться. И это прекрасно, потому что каждый день становится нескучным. Развиваться в своей профессии в соответствии с вызовами и духом времени – это нормально. И то, что сейчас происходит в мире принта и диджитала, – это как раз тот случай, когда есть возможность стать еще лучше.

View this post on Instagram

Red Dress No Stress❤️ #backtowork

A post shared by Alla Rodygina (@alla_rodygina) on

 

Говорят, что журналы скоро умрут. Как ты к этому относишься?

Я думаю, что на наш век хватит, однозначно. (Улыбается.) На самом деле они как закрываются, так и открываются. Буквально сегодня прочитала новость о том, что Interview USA возобновит свою работу. Для меня ключевое отличие между журналом и интернет-изданиями – в стиле подачи материала. Мы в журнале создаем настроение, и пока будут девушки, которым это помогает становиться лучше и гармоничнее,  журналы будут существовать.

Считается, что модной индустрией заправляют два человека – Анна Винтур и Линда Фарго.

Сейчас модная индустрия вообще вышла на совершенно новый уровень. У меня складывается стойкое ощущение, что тренды идут не в массы, а из масс. Если посмотреть на то, что сейчас популярно в Instagram, и сравнить с теми трендами, которые диктуют нам журналы и подиумы, то очень часто это вообще не совпадает. Я всегда за то, чтобы люди выбирали то, в чем им комфортно, – это самое главное. И мне кажется, что сейчас мы начали к этому приближаться – как раз благодаря социальным сетям.

Тот, кто хорошо разбирается в моде, разбирается и в арте, и в культуре в целом.

Да, потому что, если ты не будешь в этом разбираться, ты не будешь разбираться и в моде. Любое модное веяние так или иначе связано с тем, что происходит в обществе, культуре и вообще в мире. Тем более мода циклична. Ты не можешь работать с кейсами, которые тебе дают бренды, если у тебя нет какого-то культурного бэкграунда. Мода – это не просто платья. За каждым из них, как правило, стоит своя история, и разбирать ее очень интересно.

unnamed (1)

Fashion-журналист хорошо знает историю моды.

Да, без этого тоже никак, потому что, опять же, мода циклична и ты можешь прослыть некомпетентным, если начнешь прямо сейчас восхищаться, к примеру, «новаторскими» lingerie dress, которые были модными еще в 90-х. Это нормально, если это открытие для людей, которые не интересуются модой, но если ты работаешь в этой сфере, ты не можешь себе такого позволить. Прежде чем идти работать в fashion-индустрию, необходимо проштудировать не одну книгу об истории моды, причем начинать нужно с истории костюма эпохи Средневековья.

Как ты относишься к неразрывному симбиозу моды и технологий?

Это очень круто. Меня, как и многих, сейчас беспокоит использование меха. И если даже Michael Kors и Givenchy отказались от него – это огромный успех и прогресс. Бренды доказывают, что сегодня благодаря технологиям можно найти то, что будет греть и выглядеть так же, как мех, но при этом ни одно животное не будет страдать.

Во время Недель моды у редакторов всегда горят дедлайны.

Все так и есть. (Улыбается.) Мы даже подстроили наши дедлайны, чтобы они не совпадали с Неделями моды. Вот наша Неделя моды началась 31 августа, а сдача номера у нас 30-го. То же самое с миланскими и парижскими.

28158746_186764072053163_1145726863155396608_n

Все ненавидят расшифровку интервью.

О да. (Смеется.) Это первое задание, которое ты отдаешь своим стажерам. Помимо того что ты расшифровываешь, тебе нужно это перевести в литературную форму, а потом человек тебе говорит, что он не узнает себя в этом тексте. Если текст состоял в основном из междометий, то сложно что-то с этим сделать. (Смеется.) Я очень жду, когда появится доступная программа, куда ты просто загоняешь текст, и она сама его расшифровывает.

Бытует мнение, что у журналиста в течение дня телефон должен разрядиться минимум 2 раза.

Да, особенно если у тебя старый iPhone, который может и 5 раз разрядиться. (Смеется.) Я вообще без power bank`а не выхожу из дома, потому что ты вечно в пяти мессенджерах, постоянно на связи, все время проверяешь еще и Telegram-каналы, Instagram. Все это очень быстро съедает батарею.

Блокнот или компьютер?

У меня однозначно блокнот, но я знаю многих людей, у которых компьютер. Дома у меня где-то блокнотов двадцать с разными идеями и заметками. Я сейчас попыталась завести электронный дневник в телефоне, там вроде и фотографии можно добавлять, и эмоции. Но у меня не получается. Если мне нужно мысль записать, то легче это сделать ручкой. Когда пишу свои тексты, делаю это на компьютере, потому что так элементарно быстрее. Но всегда их распечатываю, беру ручку, сажусь в свое укромное местечко на улице и редактирую.

https://www.instagram.com/p/BnTGxR1gEmH/?taken-by=alla_rodygina

Работа в глянце – это возможность ездить в другие страны. Так ли это и каких усилий это стоит?

Да, есть такая прекрасная практика, как пресс-туры, и это действительно возможность увидеть мир. Но нужно понимать, что ты не единственный кандидат на эту поездку во всей редакции. (Улыбается.) Благодаря этому я посетила немало стран. Например, если бы не моя работа, никогда бы не побывала в Азербайджане — ездила в детокс-отель по системе Шино на трехдневную перезагрузку организма.

Как ты относишься к тому, что огромное влияние на индустрию оказывают миллениалы и Gen Z?

Я очень хорошо к этому отношусь, потому что сама миллениал. (Улыбается.) У меня нет вообще никаких вопросов ни к миллениалам, ни к поколению Z. Вторые вообще, мне кажется, будут еще круче нас. Если мы более расслабленные и инфантильные, «сегодня хочу это, а завтра вот это», то поколение Z, несмотря на свой юный возраст, по моим наблюдениям, очень четкое. Поэтому мне кажется, что они еще покажут. И то, что мода на них ориентируется, – это прекрасно. Ведь, во-первых, это дает возможность более взрослым клиентам модных Домов почувствовать себя вечно молодыми, а такие ощущения еще никому не навредили. А во-вторых, принципы равноправия, толерантности и принятия, которые близки миллениалам и поколению Z, сейчас активно отображаются в кампейнах и филисофии многих брендов. Следовательно, есть все шансы, что эти идеи разделит еще больше людей.

Назови 3 топовых бренда сегодня.

Я не буду оригинальной, если скажу, что это Gucci. Для меня это какой-то нереальный прорыв и я очень уважаю руководство Kering за то, что они рискнули и дали Алессандро Микеле полную свободу творчества. Также все, что делает Демна Гвасалия – Vetements и Balenciaga. Опять же, нужно было иметь определенную смелость, чтобы убедить консервативное руководство Дома Balenciaga в том, что это будет круто. И Jacquemus – потому что, «во-первых, это красиво» (Улыбается.)

36800146_990139424500012_2980130373352030208_n

Многие девушки мечтали раньше оказаться на обложке журнала, а теперь мечтают его создавать. Анна Винтур ввела в моду обложки со знаменитостями. Может главный редактор оказаться на обложке?

А нужно ли? Мне кажется, что это самолюбование. В конце концов, фотография главного редактора каждый месяц оказывается в журнале в письме редактора, мне кажется, что этого вполне достаточно. Конечно, если этот главный редактор изменит мир, то он сможет оказаться на обложке, но не глянца, а скорее какого-то общественно-политического издания.

И напоследок провокационный вопрос: подавляющее большинство тех, кто работает в этой индустрии, много курят и/или снимают напряжение алкоголем.

Здесь все зависит от человека. Определенное напряжение есть, но у каждого свои методы расслабления. Я не буду кокетничать и говорить, что этого нет. (Улыбается.) Но это личный выбор каждого.


Фото: Елена Заяц, Алексей Пономарев, Alex Dani, Александр Нерубаев


Читайте также:

Мифы в модной индустрии: персональный стилист Катя Белоконь

Мифы в модной индустрии: CEO и шоу-продюсер LBK Production Алена Гринченко