Интервью

Система моды. Анна Зосимова, фотограф

Главный редактор
intervju-s-fotografom-i-stil_2771_p0

Вы довольны результатом своей работы в качестве стилиста на показе Omelya-atelier на Mercedes-Benz Fashion Week?

 Я довольна. Но главным для меня является то, что остались довольны люди, которые посетили показ. Судя по их отзывам, мы с Костей сделали что-то действительно качественное.

 Тот объем работы, который вы планировали проделать — вы его проделали?

 Я проделала больше, чем планировала. Несмотря на то, что Костя действительно очень талантливый человек, ему все же не хватало свежего взгляда на коллекцию со стороны. Когда я впервые увидела эскизы – это были красивые длинные платья. Да, они были красивыми и замечательными – но это трудно было назвать коллекцией. Это больше напоминало каталог свадебных или вечерних платьев. Когда мы начали работать вместе, коллекция стала больше походить на то, что действительно принято называть полноценной коллекцией: помимо вечерних платьев, появились короткие платья, шорты.

Это ваше первое сотрудничество с дизайнером в качестве стилиста?

 С дизайнером – да. До этого я работала фотографом в журнале ТОП10, где самостоятельно стилизовала собственные съемки. А после работы в Милане, где я сотрудничала с другими фотографами, я поняла, что хочу попробовать себя в чем-то другом. На Odessa Fashion Night я познакомилась с Костей Омелей, где он мне и предложил поработать вместе.

Можете выделить  главную задачу стилиста во время работы над коллекцией?

 Главная задача стилиста, считаю — это сделать из набора одежды целостную коллекцию. Коллекцию, гармоничную с трендами, тенденциями и, безусловно, идеей дизайнера.

Трудно ли было воплощать идею Кости в жизнь?

 Нет. Но, как и в любой другой команде, разногласия были. Косте довольно трудно было принять какие-то мои идеи. Он по несколько дней ходил, обдумывал и в итоге соглашался.

Точно также было и с промо-тизером, режиссером которого я выступила. Долго спорили с Костей о том, как должен начинаться ролик.

А кто был автором идеи тизера?

 Так как темой коллекции является вода, логично было снимать в воде. А вот все происходящее в воде режиссировала я.

С Омелей было взаимовыгодное сотрудничество?

Это было не только взаимовыгодное сотрудничество, но и приятное времяпрепровождение. Костя не только стал моим коллегой, но и близким другом.

А в финансовом плане?

 Конечно, хотелось бы получать какие-то деньги, но это не было первым пунктом в нашем сотрудничестве. Я буду получать проценты от каждой проданной вещи, — это и будет главным гонораром за мой труд.

 То есть все это время, вы работали бесплатно?

 Да. И я считаю это правильным. Так как мы не знали, какой будет окончательный результат, было бы неправильным просить гонорар у Кости, который также работал бесплатно. И очень приятно, что сейчас наши труды вознаграждаются — у нас уже заказали много одежды.

А как вы думаете, украинский шоу-бизнес – это хорошая реклама вашему бренду?

 Я стараюсь не делить людей на fashion и не fashion. Возможно, отечественный шоу-бизнес однажды одумается и перестанет служить сатане.

 Показ Omelya atelier открывала и закрывала Алла Костромичева. Это довольно круто. Трудно ли было ее уговорить?

 Это довольно долгая история. Еще во времена моей модельной карьеры, мы с ней познакомились перед показом Йодзи Ямамото, в котором обе принимали участие. Примерно года два назад.

За месяц до показа коллекции Omelya atelier, я ей предложила поучаствовать в показе, на что Алла ответила, что сейчас у нее в Нью-Йорке много работы и дать точный ответ она не может.

Когда стало известно, что Костромичева будет в Киеве во время Mercedes-Benz, мы поговорили с одним из организаторов Mercedes Benz Fashion Week Kiev, который сказал нам примерно следующее «Ребята, это же ваш первый показ. Не все сразу». Когда за день перед показом мы поехали забирать обувь, организаторы позвонили Косте и сказали: «Берите свои самые лучшие платья и обувь и приезжайте к нам, Алла посмотрит вещи».

Сколько составил гонорар Костромичевой?

 Нисколько. Она заказала платье, которое мы ей сошьем ближе к весне.

 Можете выделить наиболее значимые плюсы и минусы минувшей Mercedes-Benz Fashion Week?

 Мероприятие дало шанс молодым дизайнерам продемонстрировать свою одежду на большом подиуме – это главный плюс. Также я рада, что дебютантов, представлявших свои коллекции на большом подиуме, было несколько. Здоровая конкуренция не давала дизайнерам расслабиться и почувствовать себя важным и крутым, раньше времени.

А минусом считаю некоторые недоработки у дизайнеров, представлявших инсталляции на втором этаже. Я бы хотела, чтобы ребята подходили к этому, как к искусству, а не превращали все это в белорусские ряды. Не какое-нибудь деревцо с листиками в роли манекена, а действительно творческий и креативный подход. Из инсталляций, мне понравились выставки Романа Лазара и то, что представили ПЮРЕ.

 А показ какого дизайнера вас наиболее впечатлил?

 Мне понравился показ Дины Линник. Считаю ее очень достойным дизайнером, делающим хорошие и качественные вещи. Ее коллекции, мне кажется, на несколько шагов опережают украинскую моду.

В своем недавнем интервью нашему сайту Зоя Звиняцковская сказала, что «украинская мода» умирает прямо на наших глазах, — начинается мода. Вы, как участник «не украинской», но уже моды, расскажите, что думаете об этом?

 Мода в Украине начнется тогда, когда дизайнеры начнут относиться к своим коллекциям не только, ка к самореализации, а еще и как к бизнесу. Когда модный бренд будет состоять не из одного-двух человек, а из целой команды. У нас ведь как? — дизайнер выполняет работу стилиста, режиссера, композитора, делает прически моделям и чуть ли сам на подиум не выходит. Творческим людям нужно концентрировать свою энергию, а не распыляться. Когда за брендом будет команда, тогда и начнется в Украине мода.

А есть в Украине люди, готовые работать в моде не только дизайнерами и моделями, ведь модный бизнес состоит не только из этих двух профессий?

 Это проблема украинского менталитета. Молодежь у нас слишком амбициозна, без видимых на то причин. У многих молодых дизайнеров нет финансовых средств, чтобы полноценно оплачивать работу команды. Найти людей, готовых работать ради инициативы – очень сложно.

Даже, когда практикантов, учащихся на журналистов, просишь написать пресс-релиз, они сделают это халатно, — потому что им за это не заплатят. Такое ощущение, что они совершенно не понимают, что для них это ведь тоже опыт. Банально прозвучит, но ведь сначала ты работаешь на имя, а потом имя работает на тебя.

Как вы думаете, появились ли вместе с новым поколением дизайнеров, новое поколение клиентов?

 Это станет известно, когда коллекции дизайнеров, представленных на Mercedes-Benz, поступят в продажи. Если люди станут покупать вещи просто потому, что они им понравились, а не ради патриотизма и поддержки отечественного производителя, — тогда да, молодое поколение можно будет назвать новым.

  Для этого вещи должны быть не только красивыми, но и качественными.

 Мы стараемся. Если посмотреть на последнюю коллекцию, к качеству никаких претензий не будет.

 А вы носите одежду украинских дизайнеров, помимо Omelya? Качественная ли она?

 Ношу. И если честно – не особо.

Чья это ошибка?

 Это не ошибка. У нас сейчас слаборазвитое текстильное производство. Про маленький выбор фурнитуры, я вообще молчу, —  найти молнии в Украине задача не из легких.

А не рано ли мы начали приглашать иностранных гостей посмотреть на нас, когда мы имеем такие проблемы с текстильной промышленностью?

 Нет. Тут совершенно иной подтекст. Я считаю, что на показах должны присутствовать люди, которые чего-то добились в fashion-бизнесе. Чтобы они дали внятные комментарии и конструктивную критику. Не просто какая-то девочка, одевающаяся на Лесном и кроме вещей с кучи, ничего не видела, — писала комментарии, вроде «Все плохо. Ни в какое сравнение с Chanel». С какой радости она достойна давать подобный комментарий?

Я понимаю, что к чужим мнениям прислушиваться стоит, но не к таким. Судить и критиковать должны люди, которые чего-то достигли в этом бизнесе. Я считаю, что лишь статья Зои Звиняцковской о мероприятии была самой четкой и внятной.

 Я помню, вы достаточно остро отреагировали на пост, опубликованным на портале look at me, где автор пытается провести параллель между украинскими дизайнерами и Кристофером Кейном с Карлом Лагерфельдом.

 Я не могу сказать, что как-то особо отреагировала. Это ее субъективное мнение. Если бы это было написано в ее личном блоге, — это одно. Но ведь это было опубликовано на авторитетном сайте, — и не от ее имени, а от fashion-потока.

Считаю, что та заметка была совершенно некорректной и неконструктивной.

То есть, вы считаете, что пока рано сравнивать украинских дизайнеров с зарубежными?

 Пока — да. Я считаю, что украинские люди наоборот должны агитировать своими заметками и статьями на то, чтобы к нам приезжали и хотели увидеть показы своими глазами. Ты же ведь сам в этом во всем варишься, зачем же ты на сайте, тем более российском, демонстрируешь свою желчь?

Вы писали ЗНО по украинскому языку? Помните, темой сочинения было: «Без минулого немає майбутнього». Сегодня, вы оглядываетесь на то, что было в украинской моде в прошлом?

 Думаю, что нужно оглядываться не на украинских дизайнеров, а на мировых. Как начинали они. Оглядываться на творчество совершенно невнятных украинских дизайнеров, которые в итоге оказались ни с чем, — бессмысленное занятие. Лучше учиться у людей, которые сейчас чего-то достигли.

В Украине учиться не у кого?

 Сейчас новое поколение. Мы стали совершенно другими.

Ты говоришь, что без минулого – нема майбутнього, але це не наше минуле, це їх минуле. І, мабуть, з цим минулим у них немає майбутнього. Ми своє минуле самі собі влаштовуємо, так само, і з майбутнім.

А на кого вы оглядываетесь из зарубежных дизайнеров? 

 Я не могу выделить кого-то одного. Я оглядываюсь на совокупность поступков и явлений, которые происходили. Смотрю на прошлое и историю, как на материал, который можно материализовать сегодня.

 В чем вы ищите вдохновение?

 Меня вдохновляет молодость. Не сам возраст, а молодость духа. Мне нравится духовная чистота. Люди, которые имеют свою идеологию и моральные принципы.

У вас есть музы?

 Моя муза — это литературный персонаж. Лолита, из одноименного романа Владимира Набокова. Она перерождается из фильма в фильм, и разные режиссеры представляют свое видение этой героини.

Снежана Онопка для журнала ТОП10. Фотограф и стилист: Анна Зосимова

А вам какая Лолита ближе, изображенная Стенли Кубриком или Эдрианом Лайном?

 Мне ближе Лолита, которую я представила себе сама.

  А вас кто-нибудь объявлял своей музой?

 Костя.

У вас есть человек, которого вы можете назвать иконой стиля?

Для меня икона стиля – это тот человек, чей плакат у тебя висит в комнате, и на который ты ежедневно молишься. У меня такого человека нет. Я хочу быть сама иконой стиля.

 А вы считаете себя иконой стиля?

 Нет, на данный момент, я не считаю себя иконой стиля.

 Вы фотограф, стилист, модель, режиссер. К чему все-таки больше тянет?

 Меня тянет туда, где можно создавать красоту. Где есть возможность выплеснуть свою творческую энергию, которая она у меня накапливается. В модельном бизнесе я не создавала красоту, я была лишь инструментом в руках фотографа или художника, поэтому карьера модели мне быстро наскучила.

Вы очень рано начали свою профессиональную деятельность. Не жалеете о том, что так быстро распрощались со своим детством?

 Нет, ведь я из очень маленького города под Донецком. Останься я там еще на несколько лет, я бы не стала тем, кем сейчас являюсь.

В каком возрасте вы это поняли?

 В 14 лет. Я начала носить цветные колготы с какими-то безумными головными уборами, в то время, как мои одноклассницы – джинсовые мини-юбки под кружевные колготы. Я не видела для себя дальнейшего развития в городе, где отдыхом считается – подъездные тусовки с пятирублевой ром-колой. Я знала, что обладаю модельной внешностью и решила это использовать.

С легкостью распрощались со своей прежней жизнью?

 Да. Я считаю, что среда, в которой находится человек рано или поздно сказывается на нем, — будь то в общении с людьми или поступках. Я рада, что мое взросление произошло в европейских странах. И я благодарна родителям, что они с пониманием отнеслись к моему решению и не ограничивали меня рамками.

Они легко вас отпустили?

 Родители, конечно, переживали, что я уезжаю, но с пониманием отнеслись к моей идее. Я не думаю, что у родителей должен присутствовать эгоизм. Ребенок не должен становиться проектом всех нереализованных желаний родителей.

  А какие у вас сейчас отношения с родителями?

 Сейчас у нас установились дружеские отношения.

Есть профессии, в которых вы себя еще не попробовали, но хотите?

 До того, как я начала работать моделью я сильно любила математику. Сейчас я подумываю о профессии маркетолога или пиарщика. Эти профессии дают возможность не только выплескивать свои творческие идеи, но и грамотно пиарить это самое творчество.

Съемка для журнала ТОП10. Фотограф и стилист: Анна Зосимова

 А нет снисхождения со стороны коллег, что мол, такая молодая девушка, а пытается занять сразу несколько стульев?

 Обо мне говорит тот продукт, который я делаю. Если у меня хорошо получается что-то делать, почему я должна себя чем-то ограничивать?

 Что или кто способен изменить мир моды сегодня?

 Люди, которые смогут перебороть в себе жлобство. Не в плане покупки одежды, а в себе и в своем поведении. Важно, чтобы появилось желание к чему-то действительно прекрасному.

Есть такая сказка. Жил-был маленький-маленький гномик. Он жил в грязном мире, где его никто не замечал. Ему приходилось существовать в куче разбитых бутылок и окурков. Гномика никто не замечал, но не потому, что он был невидимым, а потому, что никто из людей не опускал головы вниз. Они не замечали и грязи под ногами. И вот однажды один мальчик опустился завязать шнурки и увидел гномика. Гномик продемонстрировал мальчику всю ту грязь, которая была у людей под ногами. Мальчик испугался и решил сделать мир чище и лучше. Он начал убирать мусор, а вместо него заполнять мир цветами и деревьями.

Гномик — украинский fashion, а команда MBFWK — это и есть тот маленький мальчик который этого гномика увидел. Будем надеяться, что со временем маленький гномик станет большим и сильным Гномом, и будет жить в мире цветов, которые посадил мальчик­.­

.

Интервью — Александр Коптев