Интервью

Система моды. Мария Бех, дизайнер

Главный редактор
34169

Насколько я знаю, помимо образования в Институте дизайна и моды Марангони, вы имеете диплом университета КИМО. Какую специальность вы получили в Украине?

Международный бизнес.

Это образование вам помогает сейчас?

Да. Ведь, не секрет, что сегодня мир моды – это, прежде всего бизнес. Подход к работе должен быть творческим, но нужно опираться на бизнес-основы. В Марангони, я получила магистратуру по специальности fashion brand management. Благодаря этому, я прекрасно разбираюсь в том, как создавать и управлять брендом, и как конкурировать на европейском рынке. Сегодня я стараюсь использовать полученные навыки по максимуму.

То есть, в бренде «BEKh» всеми бизнес-вопросами занимаетесь вы? Или все-таки есть человек, который вам помогает?

В основном я. Но так как объем работы сейчас вырос, в моей команде появились люди, которые мне в этом помогают. Я считаю себя, прежде всего, креативным директором, никак не дизайнером. Я очень не люблю слово «дизайнер», — как по мне, оно достаточно ограниченное.

А чем занимается креативный директор?

Креативный директор – это человек, который строит креативную стратегию компании и управляет бизнес-процессами.  Помимо создания коллекции, он направляет и развивает компанию. Естественно, всем этим он занимается не один, — на его плечах, также формирование команды, — людей, которые смогут идти дальше по заданному им направлению.

Как вы считаете, дизайнеру вообще важно иметь образование сегодня?

Очень важно. Ведь даже самых креативных людей и безусловных гениев нужно направлять. Творческому человеку свойственно «летать». Образование дает основы, на которые он может опираться. Мир моды настолько развился, что придумать что-то совсем новое – практически невозможно. Современные дизайнеры занимаются тем, что интерпретируют моду под сегодняшний день. И сейчас при создании коллекции важно еще уметь адаптировать свою работу под экономическую и политическую ситуацию на рынке.

Дизайнер должен знать не только творческие веяния и последние тенденции, но и быть в курсе политических и экономических ситуаций?

Естественно. Как бы там ни было, мода – это бизнес и не будем об этом забывать. Вспомним, хотя бы, недавнюю ситуацию с Джоном Гальяно. Когда слишком «отрываешься» от мира, социум возвращает тебя обратно. Каким бы ты талантливым и креативным ни был, не стоит забывать, для кого ты это делаешь.

Реально ли в Украине получить достойное образование дизайнеру?

Я не могу ответить на этот вопрос, так как никогда не училась дизайну в Украине. У нас в стране есть талантливые ребята, но я не знаю, — получили ли они свои знания и навыки в КНУТД или самообразование и природный талант сделал их такими. Я считаю, что у нас в стране очень сильные преподаватели по техническим специальностям. Вот те науки, которые требуют математической точности и формул у нас на высоком уровне. Но, что касается творчества – тут все сложнее. Большинство преподавателей – это взрослые люди. Это поколение, в котором не было интернета и современных технологий, поэтому направлять студентов в нужное русло, я считаю, им не удается, из-за незнания мировых реалий рынка моды. В Европе, когда я училась, у нас не было ни одного преподавателя по творческим специальностям старше 35. Следовательно, мы часто от них слышали, что-то вроде: «Первое, что вы делаете – это штудируете такие-то сайты, изучаете эти блоги и смотрите такой-то портал». Они настолько живут в ногу со временем, что иногда возникает ощущение собственной отрешенности, потому что сам не слышал и о половине упоминаемых источников. Они ни в коем случае не говорят тебе, что эта работа хорошая, а эта – плохая. Они выступают в роли преподавателей, которые показывают направление студентам, и не в коем случае не судят их.

У вас был преподаватель в Марангони, которого вы считаете самым главным своим наставником?

Да. Был преподаватель, который влюбил меня в моду, как процесс анализа. Он научил меня воспринимать моду как способ коммуникации и объяснил причину появления разных течений. Например, почему Jil Sander выпускает белые рубашки, а Dior делает что-то авангардное. Для меня он стал тем преподавателем, который помог мне углубиться в суть моды. Ведь мода – это глубокая наука, которую нужно уметь прочитать.

Следующая коллекция, которую вы представите, будет для вас уже не первой. Как вы думаете, у вас, как у дизайнера уже выработался ДНК, присущий только вам?

Сложно ответить, потому что я считаю, что до сих пор нахожусь в творческом поиске. Но есть вещи, которые я исконно люблю и которым никогда не изменю. Тем не менее, есть многое, над чем хотелось бы еще поработать, чтобы люди, увидев мою одежду говорили: «Это в стиле BEKh». Думаю, что моя четвертая коллекция будет несколько отличаться от того, что я представляла ранее. Я выбрала формат contemporary – формат более свежий, отвечающий быстрому ритму жизни в больших городах.
 

ДНК – это вообще важно или дизайнеру нужно каждой своей коллекцией удивлять всех?

Это аспект, о котором спорят сейчас многие. Стиль – это ведь что-то всегда постоянное. А что есть «постоянным» — со временем наскучивает. Определенный стиль должен быть, но в него должны внедряться тенденции и тренды, чтобы этот самый твой «определенный стиль» был в каком-то новом образе. Я считаю, что дизайнер должен меняться. Если в процентном соотношении, то 30 % собственного стиля и 70 % удивления. Благодаря этому удивлению расширяется круг клиентов. Но не стоит забывать и о том, что мы работаем на байеров, и слишком откровенные перемены будут для них большим риском. Меняться нужно, но форма должна оставаться.

Какие трудности сейчас возникают при создании коллекции?

Не сказала бы, что есть какие-то трудности. Я скрупулезно отношусь к своей работе и всегда требую от работников полной отдачи, но это не трудности, а рабочий процесс. И, если он будет слишком гладким, у меня возникнут сомнения, что нет новизны и осмысленности. Каждая созданная вещь должна быть прожита мною.

Где вы ищите вдохновение?

Я очень люблю путешествовать и наблюдать за людьми. Первым шагом в создании коллекции является выбор направления, в котором ты будешь двигаться. Выбрав его, ты начинаешь логически искать историю, фотографии, картинки. Для меня самое главное придумать первую вещь. А от нее уже в два конца начнет разветвляться вся коллекция.

Вы уже эту вещь придумали для коллекции осень/зима?

Да.

Какая это часть гардероба?

Это низ. Больше я ничего не скажу.

Хорошо. Следующую коллекцию вы уже представите на Mercedes-Benz Fashion Week. До этого вы работали на Ukrainian Fashion Week. Чем обусловлены эти перемены?

В этом году я нацелилась на международный курс. Mercedes-Benz  Fashion Week ориентирован на международные продажи и мировую прессу. Он больше подходит для моего бренда. Думаю, что участие в MBFWK станет следующим этапом в моей деятельности.

Существует ли конкуренция на украинском рынке дизайнеров?

Существует, но как по мне она неправильная. Дизайнеры конкурируют между собой не в направлении стиля, а только по тому фактору, что они “украинские дизайнеры”. Мы все делаем одно дело – одеваем людей, но делаем это по-разному, у кого-то классический стиль, у кого-то минимализм, у кого-то авангард. Я не понимаю, откуда у нас в стране может быть конкуренция, я пока не вижу дизайнеров которые бы перекликались между собой настолько, что создавали бы друг другу большую конкуренцию. Но она есть. Все ведут себя закрыто, и никто ни с кем не делится опытом. Для меня отличным примером в плане открытости есть Лилия Пустовит. Она не скупится на то, чтобы поделиться опытом и помочь начинающим дизайнерам.

У вас есть друзья среди украинских дизайнеров?

Друзья – вряд ли. Из приятелей могу выделить Анну Октябрь. Близких по духу тебе людей – очень мало. За них следует держаться. Иногда бывает, что хочется поделиться профессиональным опытом или посоветоваться, а рядом не оказывается такого человека. Мне бы хотелось, чтобы наши дизайнеры между собой дружили. Самым ярким примером такой дружбы для меня является Антверпенская шестерка, — разные между собой молодые ребята сняли однажды машину и отправились покорять Европу.

О вашей ДНК мы поговорили, а как вы думаете, существует ли ДНК общее для всех украинских дизайнеров?

Женственные вещи. Чем отличаются молодые дизайнеры от, скажем, более зрелых? Молодые дизайнеры создают одежду близкую к стилю «unisex». Я считаю, что одна из самых больших тенденций на сегодняшний день, — это андрогинность. Молодые дизайнеры  не создают моду по гендерному признаку. А более взрослые дизайнеры все-таки придерживаются этого различия полов в своих коллекциях.  Украинские женщины любят одеваться очень ярко, дорого, часто выставляя все на показ. Поэтому многие из наших дизайнеров вынуждены делать короткие и обтягивающие платья с глубоким вырезом, больше декораций и меньше “интеллекта”. Эта гламурность, наверное, и есть общим ДНК.

Вы довольно не светский человек – это личная черта вашего характера или убеждение в том, что дизайнеру незачем быть медийным?

Это правда, я не люблю быть светской. Ведь, когда выходишь в свет, ты должен держать определенную маску, а я не очень люблю играть на публику. Пиарить себя – это не правильно. Да и что такое пиар у нас? – это ответы на вопросы Кати Осадчей о том, за сколько вы купили свои часы? Это самое плохое, что может быть. Большинство украинских тусовок практически одинаковы. Многие пытаются продемонстрировать свой статус и свою фальшивую красоту. Наши клубы, в отличие от многих зарубежных, рассчитаны на съем – все приходят, чтобы подороже или подешевле себя продать.

 

Дизайнеру важно быть известным?

Это большой спор с моей командой. К сожалению, — больше «да», чем «нет». Без личной известности твоя работа может остаться не замеченной. Те, кто за тобой следят, будут знать, что ты делаешь, однако нового потока клиентов не будет. Упоминание твоего имени в медиа сподвигает человека на то, чтобы он о тебе узнал подробнее. Но тут главное не перегнуть. Самым ярким примером личной популярности есть Карл Лагерфельд. Может быть, он получает кайф от всего этого, но, как по мне, он уже стал заложником светских хроник.

Давайте подведем небольшие итоги 2011 года.

Главное событие:

Скандал, связанный с Гальяно.

А для вас лично?

Я открыла свое ателье.

Событие со знаком минус:

Я закончила обучение. Я настолько люблю учиться, что было немного грустно заканчивать. В этом году я поняла, что повзрослела.

Наибольшее достижение:

Три коллекции.

Разочарование:

Когда ты видишь в человеке потенциал, но он отходит от самого себя и делает что-то по накатанной.

Чему научились в этом году:

Я научилась продавать.

Фильм:

«Moneyball».

Книга:

Я сейчас читаю книгу «Источник».

Песня:

Muse – Feeling good.

Планы на 2012 год.

Сделать две коллекции. Ребрендинг магазина.

Интервью — Александр Коптев