«Тебе нравится? Делай так, другого не существует» – Роман Бахарев (Bahroma) о самовыражении, музыке и моде

«Тебе нравится? Делай так, другого не существует» – Роман Бахарев (Bahroma) о самовыражении, музыке и моде
Имя амбициозного музыканта Романа Бахарева (фронтмена группы Bahroma) известно большинству тех, кто в курсе, как обстоят дела в современной украинской музыке. Энергичный и влюбленный в музыку Роман доказывает на собственном примере, что при желании можно добиться всего. Его расписание едва вмещает в себя все to do – концерты, участие во множестве проектов, лекции со студентами… И это еще не весь список. Накануне тура мы пообщались с Романом о самом любимом концерте, Евровидении-2019, влиянии digital, сознательном потреблении, гендерном равенстве и синергии моды и музыки.
Личность
Как предпочитаешь проводить свободное от работы время?
У меня нет свободного времени. (Улыбается.) Все время сейчас занято работой. Если бы оно появилось, то я бы, наверное, спал.

В чем находишь отдушину? Возможно, это путешествия?
Завтра мы как раз отправляемся в тур – вот это и есть мое путешествие на ближайшее время. Летом мне выдалось несколько раз съездить в Европу. Я был в Нидерландах и классно провел там время.

С чего начинается твое утро?
С утра заниматься спортом мне лень, поэтому обычно начинается с завтрака. Я варю себе кофе, обязательно с молоком, но бывает обидно, когда наливаю молоко и понимаю, что оно прокисло. Это всегда мне портит настроение. Приходится одеваться и идти в магазин за молоком.

Что в твоем плейлисте?
Я слушаю много разной музыки, но в последнее время преимущественно предпочитаю хип-хоп, он заполонил мое сознание целиком и полностью. Есть очень интересные представители, например, в Австралии появилось множество интересных групп. Сейчас я слушаю Death Grips, Kendrick Lamar, PJ Harvey, Koi Child.

Концерт какого исполнителя был самым впечатляющим в твоей жизни?
Таких много. (Улыбается.) У меня есть мечты о концертах тех артистов, на которых я бы хотел побывать обязательно. Это Рошин Мерфи, Бьорк. А если говорить о концертах, на которых я был и которые мне очень понравились, то это Radiohead. Я летал на них в Кельн. Как раз тогда они отменили часть тура, поскольку погиб их техник, но это был один из тех концертов, который они не отменили. Было очень здорово! Я стоял с открытым ртом и не мог поверить, что я на Radiohead. Еще я был на Пи Джей Харви. Мы с ребятами тогда были в небольшом турне по Европе и ключевым моментом был концерт не наш, а Пи Джей Харви. (Улыбается.)

Твоя главная черта?
Целеустремленность. Не могу сказать, что я принципиальный, могу менять свою точку зрения, когда что-нибудь прочту и узнаю что-то новое. А целеустремленность осталась еще со школьной скамьи, когда решил, что буду музыкантом, и представлял себе это. И эта черта до сих пор осталась, иду к своей цели.

Что бы тебе больше всего хотелось испытать?
Друг Илона Маска, японский миллиардер, купил билет на Луну и берет с собой людей искусства. Мне бы очень хотелось испытать чувство невесомости. С детства мечтаю попасть в космос. (Улыбается.)
Назови фильм и книгу, которые тебя вдохновляют.

Мне больше нравится читать книги. Фильм буквально говорит как выглядит персонаж, да и нагнетающая музыка намекает, что сейчас что-то произойдет... Мне нравится читать потому, что я сам придумываю себе персонажа. Заставляю себя читать каждый день, хотя времени на это обычно не хватает, но я взял за правило: перед сном беру книгу в руки и читаю.

В основном читаю беллетристику. В студенческие годы мне нравилась фантастика, а сейчас я увлекаюсь классикой. Тогда я прямо ненавидел ее, а когда мне попал в руки Чехов – величайший ум с тонким юмором и иронией, – с того момента начал увлекаться классическими произведениями.

В последнее время на меня повлияла книга Василия Яна «Чингисхан», основанная на реальных событиях. Произведение о том, как татаро-монголы завоевывали земли. Чингисхан – один из самых великих завоевателей (после Македонского). Там описывается, как впервые татаро-монголы пошли на Киев. Можно назвать эту книгу не только исторической, но и книгой ужасов. Но это все равно очень интересно, мне нравится история. А сейчас читаю очень классную книгу Антаровой «Две жизни» о маленьком Льве Толстом. Как он переехал к брату на Восток, где в то время были трения между верующими. Брат-европеец влюбился в мусульманку, их любовь была взаимной, и им пришлось спасаться бегством, а Лев помогал им. Они несколько лет уходили от преследователей.
Музыка
Ты работаешь в музыкальной сфере, где все меняется с нереальной скоростью. Как с момента основания изменилась Bahroma?
Мы остались все теми же сраными романтиками, ничего не изменилось. (Смеется.) Но, безусловно, многое менялось, мы приобретали опыт. Нам почти 10 лет, и все это время его накапливали. Самое главное, что мы остались верны себе. Уже давно я мог бы скатиться в конъюнктурную музыку, потому что понимаю, как это все устроено, но мне не хочется в первую очередь предавать себя и свои идеалы. За то, что мы остаемся верны себе, мне хочется сказать спасибо и своим пацанам, которые меня поддерживают, и близким людям.

В чем особенность вашей музыки?
Я всегда считал и продолжаю на этом настаивать, что музыка является связующим звеном между людьми, между народами, она просто обязана объединять, лечить: точно так же, как хирург лечит человека, так и музыка – душу. Думаю, наша музыка именно об этом.

Лучшее, что случилось с тобой в работе?
Каждый день яркий. Мы много чего прошли, записали четыре пластинки, и последняя попала в топы iTunes. Нам даже предлагали продвигать ее за деньги, но мы отказались от этой идеи, а потом вдруг узнаю, что мы попали в топ iTunes. Тогда нам озвучивали цены, сколько это стоит, но я сказал: «Ребята, все, что нужно было сделать, – это записать хорошую пластинку, и все».
Что является главным источником вдохновения для тебя?
Люди, и только они. Конечно, есть истории, которые меня трогают, – мои личные или те, которые слышу от своих друзей. По большому счету меня вдохновляют люди, в первую очередь их поступки, действия, их отношение к жизни. Порой могу увлечься каким-то человеком, когда вижу, как он поступает, что думает, и пол совершенно не имеет значения.

Святослав Вакарчук («Океан Эльзы») сказал про вас: «Это группа, которой присуще редкое для постсоветского пространства качество – интеллигентность». Согласны ли вы с утверждением и в чем проявляется эта интеллигентность?
В душе я панк. (Смеется.) А в музыке – да, наверное. Я просто слушаю противоположную музыку, не такую, которую сам сочиняю, и не понимаю, как это происходит.

Вас называют надеждой отечественного поп-рока. Скажи, почему так и как ты к этому относишься?
Мне не нравится поп-рок (улыбается), потому что это будто какое-то ограничение, как шоры у лошади, она не должна ничего видеть по бокам, она смотрит только вперед. И когда сейчас, в 2019 году, на любую группу вешают клише, загоняют ее в какие-то рамки, это странно, потому что музыка (и искусство в целом) давно прекратила быть чем-то ограничивающим в контексте стиля. Современная музыка впитала все направления. Мне кажется, что сейчас и рок-групп как таковых нет, потому что с нынешними технологиями мы давно ушли и продолжаем уходить вперед.



Что касается искусства, я прихожу к тому, что нужно искать простоту.
Нет никаких правил: ты можешь что угодно смешивать, какие угодно краски добавлять и делать все, что тебе нравится.
Есть ли у тебя role model в музыке?
Нет, мне нравятся эксперименты. Мне кажется, в музыке вообще нет правил, никаких. Когда я учился в университете, приехал из Донецка поступать в Киевский институт музыки имени Р. М. Глиэра. Мне сказали, что набор уже закончен. А друзья мне подсказали: «Иди в "Кулек"» (Киевский национальный университет культуры и искусств (КНУКиИ). – Прим. ред.). Я сначала не понял, о чем они говорят, а потом поступил-таки. Помню, сидел на паре сольфеджио и наш педагог объяснял, что здесь не может быть этого знака. Я говорю: «Ну как не может?» Беру аккорд, и он звучит. Преподаватель настаивала, что не может, и все, это не по правилам. Для меня это когнитивный диссонанс, когда слышу одно, а мне говорят другое. Поэтому нет никаких правил: ты можешь что угодно смешивать, какие угодно краски добавлять и делать все, что тебе нравится. Тебе нравится? Делай так, другого не существует. Тут вопрос в другом – сделать или не сделать, ни больше, ни меньше.

Digital
Ты практикуешь digital detox? Как считаешь, всем ли необходимо время от времени выключать телефон?
Мы являемся частью социума, как ни крути. Моя профессия сопряжена с тем, чтобы быть на виду. Я бы с удовольствием пользовался Nokia 3310, мне наплевать на это все, но не могу, потому что моя аудитория не узнает о том, что мы едем в тур или что у нас вышел новый трек.

В твоем Instagram 3300 подписчиков. Насколько важно быть социально активным сегодня?
Наша жизнь тесно и плотно сопряжена с digital. Новое поколение – это вообще другие люди, которые не смогут без этого жить. Они встают – и у них сразу в руках телефон, они всецело поглощены девайсами. Мы – то поколение, которое является промежуточным звеном между людьми будущего и людьми, у которых еще есть душа. Потому что футурологи говорят о том, что к началу 2030-х годов человечество обретет бессмертие и мы превратимся в роботов.

Да, ведь даже в школах сейчас вместо книги предлагают посмотреть фильм. Педагоги считают, что поколению с клиповым мышлением незачем уже читать…
Система образования для меня – это особая боль. Я сейчас общаюсь со студентами в разных университетах, читаю лекции о создании мира. Мы разговариваем обо всем. Я выхожу оттуда совершенно другим человеком. После этих встреч я задаю себе множество вопросов и после этого даже себя узнаю лучше. Но не все потеряно, мы живем на стыке времен, когда одна цивилизация становится другой.
Есть такой парень – Рэй Курцвейл, он технический директор Google и известный технологический футуролог с мировым именем. Он когда-то сказал, что будет беспроводной Интернет, в свое время предсказал сотовый телефон и сделал научный прогноз до 2090 года, где расписывает по годам, что будет происходить. Рэй говорит о таких вещах, как, например, 3D-принтер органов, который, в принципе, уже существует, но скоро появится во всех больницах.
Как бы там ни было, полагаю, что люди искусства все равно останутся, несмотря на то, что уже есть машины, которые пишут музыку и синтезируют звуки.
Люди искусства все равно останутся, несмотря на то, что уже есть машины, которые пишут музыку и синтезируют звуки.

Как взаимодействуешь с аудиторией в социальных сетях?
У нас есть страница в Facebook, где более 16 тыс. подписчиков, но так или иначе самая активная аудитория в Instagram. Мы с ними общаемся ежедневно – выкладываем Stories, ведем прямые эфиры. Как такового специалиста у нас нет, над этим работают девочки с энтузиазмом и горящими глазами – они нам помогают, и мы методом проб и ошибок все изучаем и делаем самостоятельно.

Назови 5 приложений в телефоне, которыми пользуешься постоянно.
Будильник, Instagram, Facebook Messenger, секундомер и Tuner (это специальное приложение, которое позволяет четко настроить инструмент, – перед каждой репетицией или занятием я включаю его и настраиваю голос или инструмент).

5 последних поисковых запросов в Google.
- Обмен валют;
- Сколько букв в разных алфавитах;
- Порно;
- Хлорид кальция;
- Google Maps. (Я смотрел, как выглядит Новая Зеландия).

Хочешь туда отправиться?
Да! Я пересматривал недавно фильм «Соль земли» про фотографа Себастьяна Сальгадо, который является не просто гениальным фотохудожником, но и человеком с большой буквы. Я был очарован его снимками из Новой Зеландии, когда смотрел на эти картины и пейзажи, мне захотелось там побывать. Все-таки путешествовать – это очень круто. Я много где был в Европе, но никогда не был в Новой Зеландии, на Востоке.



Стиль
Есть ли стиль у Bahroma? Опиши его одним предложением.
Ребята с нашего двора. (Улыбается.) Как-то так мы и выглядим. Больше всего в одежде я ценю удобство и комфорт. Когда мне комфортно, я чувствую себя свободно – и это очень здорово. Не люблю быть скованным. Когда бывают фотосессии и мы на себя примеряем разные образы, я вижу, что иногда ребята испытывают дискомфорт: это не их вещи. Хочется найти простые решения во всем. Что касается искусства, я прихожу к тому, что нужно искать простоту.

Из чего состоит твой гардероб?
У меня много разных кроссовок, их ношу везде и всегда. Джинсы, футболки на каждый день (летом я могу их менять несколько раз в день), а в основном это street casual. Главное – минимализм и простота.

Ты разбираешься в моде, следишь за трендами?
Не могу сказать, что я совсем индифферентен в этом вопросе, но так или иначе слежу больше за музыкальной индустрией, чем за модной. Вот недавно побывал на украинской Неделе моды, а до этого один раз посетил шоу на Неделе моды в Италии, и меня потрясло, насколько красивыми могут быть люди. Я не понимал раньше, как можно так стильно выглядеть. У нас такого нет… Хотя в Украине девушки классно выглядят. (Улыбается.) А в Италии круто выглядят еще и мужчины. Думаю, это все заложено в менталитете. На Неделе моды в Украине тоже думал о том, что люди у нас красивые и мы движемся вперед – как музыка, так и мода не стоит на месте.
Только когда изменишь свой собственный мир, мир вокруг тоже изменится.
Ого, класс! А на каких показах был?
На Frolov и Jean Gritsfeldt в загсе. Мне кажется, что в моде нужен эпатаж. Это всегда было, есть и будет, и что касается этого вида искусства, то иначе быть и не может. Конечно, если у тебя есть собственный стиль, ты можешь делать все что угодно, но когда есть эпатаж, то он, безусловно, побеждает.

Назови три любимые вещи в твоем гардеробе и три бренда, которые носишь.
Я как раз сегодня и надел их на себя. У меня появились джинсы от Ksenia Schnaider, которые мне очень нравятся. И вообще мне очень нравится, что этот бренд представляет. Также нас поддержал Converse: он обул всю нашу команду для тура. И последний бренд, adidas – это классика. А говоря о любимых вещах, добавлю футболки, и еще у меня есть плащи и пальто – не скажу, что их много, но мне они очень нравятся.
Говоря о бренде Ksenia Schnaider, не могу не спросить тебя о том, как ты относишься к sustainable?
Мне кажется, что в нашей стране это непросто. Мои родители, когда случилась война, переехали в Германию и живут там 5 лет. Находясь в той атмосфере, с теми людьми, их менталитет меняется, за это время они выучили язык, и для меня они являются примером. И когда я к ним приезжаю, у них стоит где-то три урны. То есть у них с этим все серьезно. Мой балкон, например, напоминает свалку пластика. Я живу на Голосеево и помню, что там тоже поставили специальные урны для пластиковой тары, но потом почему-то убрали. Всю зиму я собирал пластик, и сейчас, когда станет чуть теплей, соберу это все в мешки и разберу балкон. Но в целом это является проблемой, и в нашей стране она еще не скоро решится. Не знаю, как можно с этим бороться. Это должно быть массово, в виде рекламы по телевизору, иначе мы никак не повлияем на ситуацию. Нужно создать условия, чтобы люди начали сортировать мусор.
В моде это имеет место быть, здесь нужно все показывать личным примером. Потому что ты никак иначе не сделаешь – только когда изменишь свой собственный мир, мир вокруг тоже изменится.
Я постоянно ищу талантливых людей, потому что с ними в коллаборации можно создать что-то великое. И это касается любой сферы.
Согласен ли ты с мнением, что мода проникает во все сферы жизни, в том числе и музыку?
Думаю, они взаимодействуют между собой. Когда есть одна творческая единица – это классно, но когда появляется вторая и они находят друг друга, то тут происходит синергия. И из этого дуэта (или трио) может получиться еще что-то большее. Я постоянно ищу талантливых людей, потому что с ними в коллаборации можно создать что-то великое. И это касается любой сферы.

Как ты относишься к тому, что стираются гендерные границы в моде?
Прекрасно! Я ношу женские джинсы и нормально к этому отношусь. Помню, как моя мама в 90-х, когда в принципе было сложно что-то купить, сама шила какие-то комбинезоны, которые я за ней донашивал и ощущал самым стильным! (Улыбается.) Я инженер по первому образованию и учился с ребятами, которые ходили в черных кожаных куртках с накладными воротниками. А я щеголял в ярко-салатовой куртке. На меня так странно смотрели... (Смеется.)

Фото: Дмитрий Рыбаков
Локация: BURSA Hotel
Интервью: Екатерина Попова