Интервью, Макияж

Подслушано за красной помадой: ведущий визажист MAC Катерина Пономарева и блогер Саша Заяц о бьюти, целях, Dolce&Gabbana и авансах, которые нам дает жизнь

Анастасия Малая
KZO_4573

Самые интересные разговоры – честные, которые происходят сами собой между людьми, которым есть, о чем поговорить. Самые красивые фото – случайные, когда не готовишься, не позируешь и не смотришь в камеру, а полностью отдаешься своему делу. Редакции FW-Daily удалось заполучить такие. Ведущий визажист MAC в России и странах СНГ Катерина Пономарева и модный блогер Саша Заяц познакомились несколько лет назад на неделе моды Mercedes-Benz Kiev Fashion Days и тут же, по их словам, были вдохновлены работой и  творчеством друг-друга. «Я была абсолютно поражена искренностью и открытостью этого человека как в социальных сетях, так и в жизни», – рассказывает Катя. «А я всегда мечтала попасть к тебе на макияж», – тут же подхватывает Саша. Мы же не мешали разговору вопросами, а только получали удовольствие от происходящего. О том, как попасть в рекламную кампанию Dolce&Gabbana, как это – создавать макияж для сборной по синхронному плаванию, почему нельзя отказываться от своей мечты, а также о секретах макияжа, Неделях моды и блогерстве – все это в интервью Катерины Пономаревой и Саши Заяц.


Саша Заяц: Катя, скажешь пару слов для моего влога?

Катерина Пономарева: Всем привет! Моя работа, страсть и хобби – красить, и сегодня мы будем красить Сашу.

СЗ: Если честно, я всегда очень стесняюсь снимать влог на людях – мне кажется, мне скажут убрать камеру. Слава богу, в последнее время все больше людей разделяют такое увлечение, и прогулки с камерой уже не кажутся такими странными.

КП: А как ты вообще начинала?

СЗ: 2 года назад, после окончания школы, я собиралась поступать на факультет журналистики. К сожалению, в тот год бюджет закрыли, и мне, как человеку принципиальному, пришлось искать для себя другое направление. Я поступила на заочное отделение на юридический.

KZO_4509

КП: Надо же, мое первое высшее образование – юридическое!

СЗ: Надеюсь, у меня никогда не возникнет никаких юридических вопросов, ведь в связи с работой я посещала университет крайне редко. Но бабушки и дедушки довольны. (Смеется.)

КП: В свое время родители отправили меня на юридический, хотя у меня был явный талант к рисованию. Когда я спросила зачем, мне ответили: «А кем ты станешь? Художникам же не платят»… Привет, мам!

СЗ: Мои родители разрешили мне делать то, что я хочу после школы, ведь училась я на отлично. Но уже через несколько месяцев после подачи документов на поступление я совершенно случайно стала лицом косметической диджитал-кампании Dolce&Gabbana.

КП: А с этого момента поподробнее, пожалуйста. Как так случайно можно стать лицом кампании Dolce&Gabbana?

СЗ: Я до сих пор считаю это авансом от Бога. В честь успешного выпуска папа подарил мне самый роскошный подарок, который только мог быть, мою детскую мечту – платье Dolce&Gabbana. 25 июня, в день своего рождения, я надела его, сфотографировалась и отметила Доменико Дольче и Стефано Габбана – ну просто чтобы люди видели. На тот момент никаким блогингом я не занималась. Совершенно неожиданно меня лайкнул, подписался на меня и оставил комментарий Стефано Габбана. Моей радости не было предела! Можете представить, ведь на тот момент у меня было всего каких-то тысяча или две подписчиков. Это просто чудо!

КП: Обалдеть!

СЗ: Я плакала. Мне было 17 лет, и от мира моды я была далека. Но и это еще не все. Где-то через 2 недели мне написали с официальной страницы Dolce&Gabbana с предложением о сотрудничестве.

КП: Такого просто не может быть!

СЗ: Я была в шоке. Написала им свой имэйл, как они просили, и ждала, что будет дальше. Я проверяла почту каждый день, но мне никто не писал. Расстроена была, конечно, до глубины души… Прошло больше месяца, и вот в конце августа мама спрашивает, давно ли я проверяла почту. Отвечаю, что каждый день проверяю, а она: «Проверь еще раз!» Я открываю имэйл, а там письмо от Dolce&Gabbana. Я не верю своим глазам, открываю сообщение, а там огромный текст. Читаю и плачу. Первый раз в жизни у меня полностью отняло речь. Мама спрашивает, что случилось, а я не могу ничего сказать в ответ. В письме находилось 5 экземпляров контракта, который нужно подписать, а внизу прикреплено мое селфи, которое они переделали под кампейн.

KZO_4665 (1)

КП: История Золушки.

СЗ: Золушки с платьем Dolce&Gabbana. (Смеется.) Они выкупили права на использование моего фото и где-то через месяц опубликовали его на официальной странице бренда и самих дизайнеров. Конечно, у меня случился сумасшедший приход подписчиков – мои 2 тысячи вдруг превратились в 15, и как-то постепенно я стала понимать, что это все не просто так и на этом можно будет еще и зарабатывать. У меня всегда был красивый Instagram, к тому же я была подписана на европейских блогеров, и меня это очень сильно вдохновляло. Рассуждая о блогерстве, я сразу откинула YouTube – тогда мне было страшно, неудобно, времени не хватало и так далее. Сейчас я понимаю, что это было моей большой ошибкой. Но ничего, все идет своим чередом. Я откладывала деньги с работы в PINK – их и вложила в сайт. Сначала я одалживала одежду для фото у друзей, брала у мамы – выкручивалась как могла, а сейчас, спустя 2 года, я здесь и не могу в это поверить. Жизнь дает мне авансы, но их всегда нужно отрабатывать.

КП: Мне казалось, что нужно быть уже состоявшимся блогером, чтобы тебя выбрали для кампейна такого уровня.

СЗ: Нет! У меня не было ничего. Был обычный Instagram, где я выставляла фото несколько раз в неделю. Кстати, мне тогда повезло. Я оказалась 4-й среди участниц кампейна, и если мне еще заплатили, то дальше представители бренда осознали, что это пустая трата денег, ведь все готовы отдать свои фото бесплатно. На самом деле, даже если бы мне сейчас предложили поучаствовать, я бы отдала все свои фото, но все-таки это было приятно.

КП: Так что, в макияже уходим под Dolce&Gabbana? Тем более я все равно собиралась нанести красную помаду, она очень хорошо подходит тебе по типу кожи. Начинаем с губ, чтобы потом не переборщить с макияжем глаз. Первый акцент – это всегда акцент, который мне надо выделить.

СЗ: Это, кстати, очень хороший совет.

КП: А на показе Dolce&Gabbana ты никогда не была?

СЗ: Однажды сам Стефано приглашал меня на показ, но тогда у меня не было материальной возможности поехать. Сейчас я бы хотела. Стефано Габбана иногда отвечает на мои сториз – надо будет его попросить при случае. Кстати, я никогда не стесняюсь просить, это важно. Если не стучаться в двери – тебе никто не откроет.

КП: Правильно! Я тоже. Помню когда-то я летала на Неделю моды в Милане 3 сезона подряд, но меня никогда не ставили работать на показе Moschino. В конце концов я подумала: «Нет, я добьюсь своего». Я написала с просьбой все-таки дать мне эту возможность в следующем сезоне – ну вот хотелось мне, это моя мечта! – а руководство только удивилось, что ж я раньше не писала. Никакой проблемы в этом не было, они просто не знали, что я этого хотела.

А расскажи, как началось твое знакомство с косметикой? Когда ты начала краситься? Мне кажется, это должна быть не менее интересная история.

СЗ: Мой первый тональный крем был куплен в румынском дьюти-фри. В 7-м классе мы поехали в евротур. Я тогда еще совсем не красилась, но все девочки уже вовсю пользовались тональными кремами, пудрами – в общем, старались как могли. Я купила, как сейчас помню, тональный крем известной марки за €36.

КП: Вот это люкс! (Смеется.)

СЗ: Да, девочки у меня были модные, и кремы у них были классные. Деньги на покупку я сэкономила – где-то экскурсию пропустила, где-то не пообедала, но крем купила. Оказалось это очень плохой инвестицией. От этого тонального крема у меня ужасно шелушилась кожа лица. С тональными кремами было покончено. В начале 8-го класса мама купила мне первую подводку – сказала, что у меня слегка пустоватые глаза, можно было бы и подкрасить. (Смеется.) И кстати, это мама агитировала меня краситься в школу, я как-то не думала об этом. Брови подкрашивать я стала только в 11-м классе. Кстати, никогда их не выщипывала – ну не нравятся они мне, когда я что-то с ними делаю. Сначала, конечно, ходила на контрасте красивая, а потом, когда девочки начали делать нормальную форму бровей, немного комплексовала. Мир M.A.C я для себя открыла лет в 16, когда полетела к дедушке в Торонто. В Черновцах это была недоступная роскошь, в Киеве я бывала редко, а в Европе я в такой элитный магазин боялась зайти.

KZO_4650 (1)

КП: Да я вообще несколько недель ходила кругами и боялась зайти в М.А.С. Мне казалось, там все так дорого и  роскошно, девочки такие красивые, что я чувствовала себя недостойной.

СЗ: У меня было то же самое! Я ходила по торговому центру в Торонто и не решалась зайти, а потом меня вдруг раз – и усадили на стул красить. Я была в шоке, думала, сейчас скажут платить, а у меня нет денег. Это были первые дни в Торонто, я не успела акклиматизироваться в языковом плане и была очень испугана. Думаю: «Я ведь даже ничего сказать не смогу!» В итоге все, конечно, прошло нормально. После этого я осуществила свою первую покупку в М.А.С – приобрела консилер. Не знаю, почему именно консилер…

КП: Какой интересный выбор!

СЗ: Мне всегда было интересно, как это – сотрудничать с брендами, которые тебе нравятся. Я же видела, что девочкам-блогерам всегда что-то дарят. Прошло полгода, и команда Mercedes-Benz Kiev Fashion Days выбрала меня официальным блогером. Когда мне позвонили, я как раз была на пробежке в Черновцах в -15°C. Я была в шоке. Потом мне снова позвонили и сказали, что M.A.C  хотят со мной познакомиться. Я помню, какая испуганная я шла на встречу. Моей первой мыслью было то, что люди приехали из Москвы, а я ведь страшно «шокаю». (Смеется.)  А как ты решилась зайти в магазин?

КП: Однажды я приехала в Москву и вдруг подумала, что совсем не умею краситься, нужно было как-то соответствовать. Меня очень вдохновляли девчонки из M.A.C – это была первая гвардия, лет 12 назад отбирали просто невероятных красоток – стройные, с формами, с идеальной кожей и чертами лица. Я подумала, что должна научиться краситься, чтобы быть такой, как они. Пошла на 3-недельные курсы, окончила их, пришла в компанию, в которой  на тот момент работала, и написала заявление об увольнении. Папа был в шоке, сказал: «Ты куда идешь, лица мазать? С ума сошла?» Так и сказал, представляешь? Я ответила, что хочу попробовать. Естественно, у меня даже не было вопроса, куда идти, – сразу пошла в M.A.C и никогда больше никуда не уходила, уже 10 лет здесь.

KZO_4548

СЗ: Просто судьба!

КП: Мне такое удовольствие доставлял процесс работы с клиентами! Я 4 года проработала консультантом-визажистом в магазине и кайфовала от каждой клиентки, независимо от возраста, внешности и так далее. Знаешь, как я научилась делать стрелки? Я же не умела вообще! У меня не стрелка получалась, а какая-то электрокардиограмма.

СЗ: Как? Научи и меня.

КП: Я поставила себе цель: за год научиться делать идеальные стрелки. Я усаживала каждую женщину, которая приходила в M.A.C, и рисовала ей стрелки: «Вам пойдет!», «Вам будет красиво!», «Давайте попробуем!». Я до сих пор вспоминаю этот период с огромным удовольствием. Сейчас у меня немного другие, не менее интересные обязанности, но мне очень не хватает работы в магазине с обычными девушками, обожала наблюдать за их преображением.

СЗ: Представляю, какой восторг был на их лице. А ты могла себе представить, что проработаешь так долго, что станешь ведущим визажистом? Планировала такое?

КП: Вообще-то я не планировала. Как-то пошло, и все.

KZO_4629 (1)

СЗ: А почему пошло? Ты не думала? Просто потому, что кайфовала?

КП: Думаю, да. У меня никогда не было задачи стать главным визажистом. Просто делала свою работу, вот и все. Мне очень нравилось. Но когда делаешь-делаешь, стараешься-стараешься, иногда даже на волонтерских началах, – люди замечают, что есть огонь, есть страсть, тебе это интересно… Меня заметили, а там я свой шанс не упустила.

СЗ: Тебе до сих пор это так же интересно, как было тогда?

КП: Я пятый год веду «Мисс Россия», сделала много наших Недель моды, принимала участие во многих международных…. Сейчас я отношусь более спокойно, скажем так. Если раньше для меня каждый показ был чем-то невероятным, то сейчас, хотя я отрабатываю профессионально каждый из них и отдаюсь на 100%, реагирую спокойнее. Но, например, когда я отработала свою мечту – показ Москино, у меня мурашки были в течение всего шоу. Сейчас я понимаю, что нужно выводить себя из зоны комфорта, выбирать что-то новое. В следующем сезоне, думаю, вместо Милана и Парижа я полечу в Лондон – мода там сумасшедшая. Мне кажется, нужно постоянно подзаряжаться, иначе привыкаешь к своей работе и принимаешь ее как должное. Мне хочется больше и больше глобальных проектов.

СЗ: А есть еще какая-то мечта, кроме Moschino?

КП: Мне очень нравится работать со спортсменами. У меня был опыт работы с нашей легендарной сборной по синхронному плаванию – я сотрудничала с ними на чемпионате мира и на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Разрабатывать макияжи, которые бы держались под водой, рисовать для них эскизы, а потом переносить на лица, работать в условиях очень ограниченного времени – это все нереальный опыт. Для меня пойти в спорт было очень нестандартным решением, но я рада, что попробовала: это выбивает из мира моды и бьюти, дает совершенно другой взгляд на вещи, нарабатывается другая техника. Если ты думаешь, что мы устаем на работе, – ты ошибаешься, спортсмены устают.

СЗ: Они отдают свое здоровье ради денег, достижений, медалей.

КП: Да, а ведь их время и возраст очень быстро проходят… Мне бы очень хотелось поработать с ними еще – может быть, с фигуристами, легкоатлетами. Ведь, ты знаешь, в спорте принято краситься самим или не краситься вообще. Но ведь девушки там такие красивые, и они должны это подчеркивать. Все журналисты в тот год обратили внимание на внешний вид спортсменок – меня это очень вдохновило.

Кроме того, моя мечта – создать кампейн для M.A.C Cosmetics в России. Все вижуалы для компании снимают за границей, в СНГ не было снято ни одного. Наверное, это мечта любого визажиста.

KZO_4453 (1)

СЗ: Это так классно, что у тебя есть такие глобальные мечты.

КП: Глобальные, но осуществимые. Я вообще всегда ставлю себе реальные цели, чтобы их можно было достичь. А у тебя какие?

СЗ: На ближайшее будущее – привезти с Недели моды в Милане еще более качественный контент и продолжить развиваться на YouTube.

КП: А что для этого нужно?

СЗ: Чтобы сделать это быстро и просто ради количества, нужен, современным языком, треш. Но треш я снимать не стану, поэтому буду привлекать зрителей качеством. Понимаю, что это будет медленно, но я не привыкла рассматривать людей, которые за мной следят, в цифрах. Моя цель – вдохновлять. Я хочу, чтобы люди не просто смотрели на меня как на картинку, а чтобы воспринимали, как собеседника, брали что-то для себя из каждого видео. Я же позиционирую себя как диджитал-инфлюенсер – человек, который имеет влияние. Так вот, мне хотелось бы дойти до такого уровня, чтобы иметь ресурсы и возможности действительно влиять на жизнь других людей. Моя мечта – отреставрировать город, в котором я родилась, ведь он невероятно красивый, но никто им не занимается, а моя цель – стать послом ЮНИСЕФ, а также помогать женщинам в Африке, ведь их права сильно ущемляют.

KZO_4604

КП: Ты смотрела фильм «Цветок пустыни»?

СЗ: Конечно да!

КП: Это один из моих любимых фильмов, от него просто мурашки по коже.

СЗ: Да. Причем каждый раз. Ну все, цели озвучены в интервью – теперь у меня просто нет выхода, нужно воплощать их в жизнь. На самом деле я люблю говорить о своих целях: когда о них знают другие люди, ты не можешь повернуть назад.

КП: Ну вот, от макияжа мы, как обычно, перешли к разговорам о глобальном. Саша, тебе нужно идти на конкурс красоты! Во-первых, ты очень красивая, а во-вторых, у тебя уже есть речь и правильные цели.

СЗ: Да! (Смеется.) К тому же они настоящие и искренние. Да и с таким макияжем, ты знаешь, можно идти на любой конкурс красоты!


Фото: Катя Золотухина


Читайте также:

Макияж как искусство: ведущие визажисты М.А.С раскрывают секреты