Мода

Как феминизм повлиял на моду и что из этого получилось?

Иванна Петрович
12прк
Как феминизм повлиял на моду и что из этого получилось?
Мода всегда шла в ногу с политикой, социальными движениями, вопросами экологии и искусством. Особую смысловую нагрузку мода приобрела в последнее время, когда движения против гендерного неравенства, эйджизма, за позитивизм и разнообразие приняли невиданный размах. В огромной степени влияние на эти изменения в индустрии оказал феминизм, который подарил женской моде маскулинные костюмы, освободил от корсетов и дал свободу в выборе одежды любого кроя и стиля. В преддверии 8 Марта мы решили рассказать, как феминизм модифицировал моду и что происходит с этим трендом сейчас.
Поясним с самого начала: феминизм – это не набор стандартных фраз вроде «женщина не кухарка» или «я плачу в ресторане сама за себя». Это желание женщин отстаивать свои права как права человека. Это кажется чем-то эфемерным и беспокоящим лишь женщин, права которых нарушают, до тех пор, пока не сталкиваешься в разговоре с мнением, что «предназначение женщины – рожать», а «красота – ее единственная заслуга и мерило успеха». Как и многие другие отрасли, модная индустрия использует свой язык коммуникации, пытаясь посредством одежды и статей в модных глянцах и онлайн-медиа повлиять на подобных людей.
С чего все начиналось?
B Принято считать, что союз под названием «феминизм и мода» создала Коко Шанель, сама того не подозревая. Тогда о феминизме говорили лишь суфражистки, а Коко, когда создавала свою одежду, не имела в виду ничего такого. Однако дать женщинам свободу она все-таки хотела. Не сковывающая движения одежда, черный цвет и твид, который ранее присутствовал только в предметах мужского гардероба, – все это заслуга Шанель. С легкой подачи этой радикальной француженки женщины понемногу преображались в активно действующих членов общества. Кажется, все, что нужно было сделать, чтобы женщина почувствовала себя сильной, – просто надеть брюки или твидовый костюм. В это же время проявила свою позицию и американская актриса Марлен Дитрих, которая вышла из поезда на перрон в мужском костюме. Сейчас это кажется нормой, а в 30-е за это могли оштрафовать и подвергнуть порицанию в обществе. В 1931 году бургомистр Парижа даже попытался изгнать Дитрих из города за столь вызывающий образ.
В период войны и после нее было не до дискуссий о феминизме и месте женщины в обществе, всем хотелось вновь почувствовать вкус к жизни. Здесь-то и появляется Dior с его концепцией «женщины-цветка», и Balmain, создающий сверкающие платья для вечеринок. Гендерные роли были распределены, но грянул гром: на арену моды вышел Ив Сен-Лоран. Он облачил женщин в идеально сидящие смокинги и зачесал им волосы назад. Девушку в костюме начали воспринимать адекватно, а сексуальная революция того периода подогрела интерес к маскулинности в женском гардеробе.
Прорыв в моде, связанный с феминизмом, состоялся в 80-х, когда в Париж перебрались дизайнеры-иностранцы: Рей Кавакубо, Йоджи Ямамото и Иссэй Миякэ. Эпоха, которая зиждилась на пайетках, золоте, китче, пестрых оттенках и сексуальной объективиации женщины, вдруг столкнулась с модой как искусством и другими ее смыслами. Благодаря Кавакубо модная индустрия начала осознавать, что одежда – это не декорация, а возможность тела вписать себя в общество. Деформированные силуэты, прорезы, гиперобъемы, трехмерность, потертости и дырки представляли собой объекты, в которых хотелось выходить из зоны комфорта и исследовать себя и новые стороны своей сущности. Йоджи Ямамото шил одежду для девушек, которые предпочитают носить мужскую одежду. При этом она великолепно сидела, как будто утверждая, что женщина не копия мужчины, а автономная единица, которая не желает выполнять функцию банального сексуального объекта. Именно эта когорта дизайнеров сместила фокус модной публики с простого украшательства на интеллектуальную составляющую, когда искать смысл нужно было не в форме, а в содержании.
В 90-х элементы феминизма в свое творчество внесли Жиль Зандер, Хельмут Ланг и «антверпенская шестерка». Все они по-разному смотрели на минимализм, но четко никогда не определяли предназначения гендера в своей одежде. В этом заслуга не только новой волны феминизма, но и той среды, в которой они жили и в которой была распространена установка, что женщина – партнер мужчины, соответственно, одеваться она должна аналогично. Так, подиумы заполонили монохромные костюмы, прямые силуэты и чистые линии. Параллельно с этим смещалось понятие о красоте женщины. В 90-х ее бросало из крайности в крайность – то героиновый шик с его болезненной худобой и темными кругами под глазами, то идеальные девушки в строгих костюмах, чистой кожей и карьерой в крупных корпорациях.
На фоне этого в 1998-м выходит «Секс в большем городе», который условно можно назвать феминистским, однако он открыл новые стороны жизни современной женщины. Истории четырех девушек за 30 из Манхэттена доказывают, что женщина вправе вести разнообразную сексуальную жизнь, меняя половых партнеров, как это делала Саманта, или что мужчина не важнее собственного комфорта или работы, как это было у Миранды.
Уже в «нулевых» с легкой подачи Тома Форда, Донателлы Версаче и Роберто Кавалли в индустрию вновь входит сексуальность. Порношик заполоняет рекламные кампании, появляется понятие sex sells, а советы из шаблонных глянцев о том, каким цветом нужно накрасить ногти, чтобы понравиться противоположному полу, стали мантрой.
А что сегодня?
Феминизм сегодня не пустой звук как для брендов, так и для их покупателей. Примером повального вовлечения публики в эту тему стали коллекции Марии Грации Кьюри, поместившей на футболки уже ставший нарицательным слоган We Should All Be Feminists известной активистки и борца за права женщин Чимаманды Нгози Адичи. В этот же период Бейонсе выпускает визуальный альбом под названием Beyonce, в котором освещает проблемы принятия себя, использует монолог о феминизме той же Адичи, а также повествует о силе, которая живет в каждой женщине и которую не стоит бояться.
На смену sex sells приходят понятия sophisticated и empowerment, которые пробуждают в женщинах стремление к индивидуализму и осознанности в выборе одежды. Женщины носят одежду, которая демонстрирует их позицию и является способом самовыражения. Интеллектуальный дизайн стал основополагающим стилем Celine при Фиби Фило, которая показала отличный пример – без клише и чрезмерного концептуализма. Простота и понятные формы, при этом со statement-украшениями или аксессуарами, породили новый способ демонстрации, что не одежда – главное в образе, а индивидуальность женщины.


На подиумы стали выходить трансгендеры, модели plus-size, не модели вовсе и люди разных возрастов. Говорить о проблемах феминизма стало новым черным и важнее, чем о совершенстве и поисках идеала.Тенденцию подхватили миллениалы и поколение Z. Главным для них стали искренность, открытость и прозрачность в позиционировании брендов на рынке, именно они диктовали маркам свое видение: каких амбассадоров выбирать, какую рекламную кампанию делать и как вести социальные сети, чтобы понравиться новому поколению. Миллениалы не боятся высказываться о растяжках на теле, о волосах в подмышках или акне, рассматривая женское тело как природное и настоящее, а не искусственное и глянцевое.

Все идет к тому, что женщина – это не про цветы и вечную весну внутри, это про высказывание своего мнения, отстаивание своих прав и разрушение любых стереотипов, в том числе и в моде.


Подписаться на новости моды

Самые свежие и яркие новости из мира моды с доставкой в Ваш ящик.

Спасибо, Вы подписаны!

Что-то не так, возникла ошибка.