Аналитика, Вдохновение, Культура, Мода

Разбираемся, что такое новая маскулинность и почему это важно

Валерия Снесарь


Все обсуждают интервью Фаррелла Уильямса для журнала GQ, темой которого стала новая маскулинность. На обложке артист предстал в желтом платье-пуховике Moncler, созданном Пьерпаоло Пиччоли. Примечательно, что ранее на парижской премьере фильма “Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» в подобном наряде бренда появился Эзра Миллер. Эзра и его коллега по цеху – Тимоти Шаламе как раз и являются символами такого понятия, как новая мужественность.

Судя по тому, как набирает обороты движение #metoo, становится ясно, что сегодняшний образ мужественности кардинально меняется. Догма «парни не плачут» становится неактуальной, а мужчины-мачо уступают место чувственным и ранимым представителям сильного пола.

Ярким представителем новой маскулинности стал Джейден Смит, позирующий в юбке Louis Vuitton для Vogue Korea. В целом образ артиста сложно назвать истинно «мужским», если ориентироваться на уже слегка устаревшее классическое представление о мужественности. Каким бы брутальным ни был рэп, многие исполнители отражают новый взгляд на мужественность. Даже Канье Уэст во время промотура альбома Watch the Throne несколько раз выступил в юбке авторства Рикардо Тиши. Кстати, многие фанаты Канье называют его голосом эпохи именно потому, что он не боится обнажать эмоции на сцене и быть максимально искренним, рассказывая в песнях о своих переживаниях.

View this post on Instagram

"Just Come Here"

A post shared by Jaden Smith (@c.syresmith) on

 

Не отстает от Уэста и актер Билли Портер, надевший на церемонию вручения премии «Оскар» смокинг в сочетании с юбкой. В своем интервью для Vogue он пояснил, что таким образом бросил вызов обществу:

«Что такое мужественность? Что это слово обозначает? Женщины каждый день носят брюки, и это никого не смущает, но если мужчина надевает платье, то это уже за гранью дозволенности. Именно так случилось на «Золотом глобусе», когда я надел розовый плащ. Этот наряд изменил для меня все. У меня хватило смелости нарушить статус-кво. Я верю, что мужчины на красной дорожке хотели бы больше играть с модой, с нарядами. Эта индустрия маскируется под инклюзивность, но актеры боятся пробовать что-то новое, потому что, если они проявят себя за гранью заявленных рамок, в них увидят женственность, и в результате они не станут мужественными супергероями. Мой образ – это соединение мужского и женского. Это вовсе не дрэг, потому что я не причастен к этой культуре. Я всего-навсего мужчина в платье».

К слову, Портер сыграет роль феи-крестной в новой экранизации «Золушки».

Временами сами мужчины страдают от стереотипа, существующего в обществе: «ты должен быть сильным и храбрым». Если парень проявляет слабость или его можно назвать женственным, это моментально переводит его в статус жертвы. Не случайно ведь появилось понятие «токсичная мужественность». Традиционная мужская идеология базируется на следующих пунктах: подавление эмоций или маскировка стресса, поддержание подлинно мужского внешнего вида, насилие как доказательство силы (вспомните, как ведут себя «крутые парни»).

Все это не позволяет мальчикам, воспитанным на примере токсичной мужественности, открыто выражать свои эмоции, они должны быть «жесткими» все время. На тему «токсичной мужественности» Gillette снял рекламу, которая вызвала в обществе большой резонанс.


На этом примере можно убедиться, что сдвиг в восприятии мужественности уже произошел, ведь бренды четко улавливают, чем живет общество. Даже AXE, главный посыл рекламных роликов которой всегда сводился к тому, что только с дезодорантом ты становишься настоящим мачо, сменила вектор и теперь рассуждает на тему «что значит быть мужчиной».  Парни в ролике задаются вопросами, на которые токсичная маскулинность ответит твердое «нет»: нормально ли для парней не любить спорт? носить розовое? иметь длинные волосы?


Гендерные стереотипы начинают разрушаться, и касается это не только роли женщины в обществе, но и мужчин. Если женщина может позволить себе быть сильной и независимой, то почему мужчина не может позволить себе быть эмоциональным? Все дело в том, что понятие гендера – социальное, а так как социум активно пересматривает свою позицию, то и восприятие гендера тоже меняется.

Поколение Z не приемлет социальных рамок и мыслит более свободно. Агентство Irregular Lab и Gucci опубликовали отчет о том, как поколение Z относится к теме гендера и разделению полов. Только 2/3 опрошенных считают себя гетеросексуалами, около 25% считают, что их гендерная принадлежность изменится, а 45% уверены, что она будет меняться 2-3 раза на протяжении жизни. Они считают, что определять по анатомическим признакам, парень ты или девушка, в корне неправильно. Не отстает в этом плане и мода. Многие люксовые бренды, такие как Gucci, JW Anderson, Balenciaga, Salvatore Ferragamo, Celine и другие, объединили свои мужские и женские показы. Ermenegildo Zegna построил на концепции новой маскулинности целую рекламную кампанию FW’19, задавая вопрос What Makes a Man?

Одним из самых ярких событий этого года на выставке мужской моды Pitti Uomo стал «Скандинавский манифест», когда бренды мужской одежды из Скандинавии представили свои версии того, как должна выглядеть мужественность в ближайшем будущем. Martin Asbjørn предложил изучить мужскую сексуальность через укороченные топы, короткие кожаные шорты и майки из махровой ткани. Rue de Tokyo, вдохновленные сочетанием японской и французской культуры, но базирующиеся в Копенгагене, представили одежду в стиле сдержанной элегантности. Другой взгляд на мужественность, с приталенными силуэтами и сексуальными аутфитами, был очевиден и на показе Givenchy. В прекрасных садах Виллы Палмьери на моделях были очень узкие и облегающие футболки, демонстрирующие каждый мускул моделей, в сочетании с широкими брюками для максимального эффекта.

Не отстает в этом плане и масс-маркет: ASOS продает декоративную косметику для мужчин, а новая коллекция H&M в коллаборации с Джамбаттиста Валли предлагает парням достаточно агендерные луки: леопардовые шубы, колье из жемчуга, жакеты, расшитые бисером, романтичные блузы в цветочный принт и камзолы, расшитые золотым орнаментом.

Возвращаясь к Фарреллу Уильямсу, который в 2007 году уже носил фиолетовую сумку Birkin, а в 2015-м пришел на съемку GQ в пастельном пальто Céline. На вопрос, почему он согласился сняться для обложки GQ, посвященной новой маскулинности, артист признался:

«Вы можете представить, что переживают трансгендеры? Они чувствуют, что их тело не связано с их внутренним состоянием. И они постоянно должны оправдываться за это. Это настоящая война мировоззрений. Поэтому я хотел быть частью этого разговора. На первый взгляд, мир принадлежит белым гетеросексуальным мужчинам. И это подводит к тому, что нужно копать глубже современного восприятия мужественности или как выглядит гендерно-бинарный мир. Я думаю, что мир находится на грани духовной борьбы».
Я не активист и не думаю, что мое мнение – это истина в последней инстанции. Я могу говорить лишь за себя: в ту минуту,  когда я перестал беспокоиться о том, что подумают другие люди, и перестал идти на поводу у страхов, которые в нас вселяет общество, я начал думать: «Вау! Ремень Chanel? Я мог бы носить это! Шляпа Chanel? Мне это нравится!»
Мне стыдно признаться, что изначально это было дело вкуса, эстетическим выбором. Мне что-то понравилось, и я надел это. И только позже уже последовала философия. Но и у меня есть свои границы: я бы не надел юбку или блузу – это не мое. Но вещи, сделанные для женщин, которые, по моему мнению, будут хорошо смотреться на мне, которые мне нравятся, я надену.


Фото: GQ


Читайте также: