История моды, Материалы, Мода

Страсть и революция: история противоречивого красного цвета

Иванна Петрович
Страсть и революция:
история противоречивого красного цвета
Красный цвет – это цвет с двойными стандартами: здесь и контроль, и тревога, и опасность, и порок, секс, страсть, возбуждение и волнение. Это цвет королей и королев, войн и империй, театра и власти. Он и воплощение дьявола, и крови Христа, ада и Святого Духа. Наверняка именно его дуальная природа всегда привлекала людей.
Какими бы свойствами ни наделяли этот цвет, он всегда вызывает у публики огромный интерес. «Цвет с позицией», красный всегда будет предметом споров: какую сторону – добра или зла – он олицетворяет?

Сквозь историю этот цвет проходит красной нитью, вызывая ассоциации с коммунизмом, буддизмом, распутницами, хоррорами, искусством Ротко и Тициана, Красной Шапочкой и даже Джулией Робертс, которая появилась в фильме «Красотка» в алых ботфортах.

Владимир Набоков когда-то также о нем писал: «Полагаю, боль разлуки будет красной и кричащей».
История мира – это история красного. Мертвых в палеолите хоронили с красной охрой, рядом с вазами с кровью или вином, яшмой и гранатовыми камнями. В средние века красный был прямой ассоциацией ада, а также цветом Святого Духа и божественной любви. Первосвященники Древней Греции с их огненными церемониями носили малиновую одежду, а Папы обычно одевались в красное. Но все по-порядку.

Еще первые люди на земле использовали красную глину, чтобы обозначить тело, рисовали ею на стенах. Бледно-маковый стал ассоциироваться с силой и защитой. Появлялся яркий цвет и на керамике античных времен, а из мифологии известно, что красный ассоциировался с богом войны Марсом и был прямой отсылкой к крови. А вот в Древнем Китае его широко использовали императоры во всех сферах жизни: от декора дома до одежды.

Роскошный текстиль являлся важным признаком авторитета и достатка, и в 800 году Карл Великий надел алые туфли для своей коронации, а мантия Роджера II была расшита золотом на ярко-красном фоне. К XV веку текстильная промышленность процветала в Европе в таких городах, как Флоренция, Лукка, Венеция, Генуя, Брюгге и Лион. В средние века окрашивать ткань в красный было дорогим удовольствием, поэтому позволить себе драгоценный бархат, тафту, атлас и гобелены этого оттенка, могли исключительно вельможи и представители церкви.
С XVI по XVII век вкусы изменились. Император Карл V и испанская аристократия стали отдавать предпочтение черному, а не красному. Таким образом, Испания ввела моду на черный в Европе. И хотя красный продолжал цениться, как видно на портретах художников, однако использовался, только чтобы изобразить шторы и обивку мебели.

В Викторианскую эпоху наряды алого цвета носили исключительно зимой и осенью. Кроме того, некоторые оттенки не подходили к определенным случаям. К примеру, наряд в оттенке красной розы нежелательно было надевать в качестве вечернего платья. Вместе с противоречивой ассоциацией издание Cosmopolitan 1886 года выпуска сообщает, что красные платья были особенно популярны в этом году для «мисс и молодых леди».

Во времена правления Наполеона, в начале XIX века, красный продолжал воплощать власть, но к концу столетия он почти исчез из массового потребления. Общество, захваченное демократическими идеями и буржуазными ценностями, стало более рассудительным. Тогда этот цвет ассоциировался с аристократией и сексуальным избытком, которые имели довольно негативные коннотации.
В начале XX века испано-итальянский дизайнер Мариано Фортуни использовал натуральные красители для своих платьев, и с его легкой подачи оттенок красного – кармин пережил новый подъем популярности в модной индустрии.
Valentino Pre-Fall 2019
Статус законодателя главного цвета в нашу эпоху за собой закрепили Valentino и Christian Louboutin. Когда мы думаем о красном платье, мы вспоминаем о Valentino. Для того чтобы получить нужный оттенок, Валентино Гаравани смешивал кармин, пурпурный и кадмий. Вдохновило дизайнера на создание цвета путешествие в Испанию, где молодой портной во время посещения оперного театра Барселоны был впечатлен алыми платьями танцовщиц на сцене. Гаравани был настолько поражен этим оттенком, что Red Valentino до сих пор используется в каждой коллекции марки.

Christian Louboutin также заявил о своих правах на красный, придумав окрашивать все подошвы своих туфель в этот цвет. Благодаря такому приему его обувь выделялась из серой массы и ассоциировалась с сексуальностью и чувственностью – именно это ощущает каждая женщина, надевая туфли Christian Louboutin. Как и все гениальное, все случилось по стечению обстоятельств. Идея Лубутену пришла в голову после того, как он увидел на ногтях своей помощницы красный лак.
Помимо них, красный использовал и Dior, выпустив красную помаду Rouge Dior которая «надевала на женщин улыбку».

Была без ума от красного и известный редактор и эксцентрик моды Диана Вриланд, комната в доме которой была украшена ярко-алыми обоями, вдобавок «красное безумие» завершали сотни мелких декоративных вещиц. Свидетели поговаривают, что, когда Диану хоронили, ее ногти были окрашены в ярко-красный цвет.
Сегодня красный в моде используется как заявление и призыв к действию. Ярким примером может послужить представительница демократической партии США Александрия Окасио-Кортес. Девушка привлекла внимание общественности не только своими реформами, но и внешним видом. Красную помаду, на которой Александрия делает акцент в своем образе, уже негласно прозвали «символом новой демократии». Многие пользователи Сети сразу же заинтересовались, какой марки помада была у девушки на дебатах. Ответ прост: это жидкая помада Stila в оттенке Beso за 22 доллара.

Несмотря на то что красный сейчас не настолько энергетически заряжен, как это было в прошлом, но все же это цвет, с которым стоит быть осторожнее.