Интервью, Культура, Люди, Стиль жизни

«Я хочу максимально прокачивать и развивать этот город, чем и занимаюсь всю свою жизнь», – Максим Сикаленко (Cape Cod)

Екатерина Попова
IMG_4686
«Я хочу максимально прокачивать и развивать этот город, чем и занимаюсь всю свою жизнь», – Максим Сикаленко (Cape Cod)
О музыканте-электронщике Максиме Сикаленко (Cape Cod), основателе и продюсере лейбла Kiev House, сегодня знают все в музыкальной тусовке и за ее пределами. Максима по праву можно назвать одним из самых прогрессивных украинских артистов, а его достижения (которые он скромно называет этапами на пути к цели) говорят о том, что у него есть чему поучиться. Успехам Максима может позавидовать даже опытный музыкант. Мы поговорили с электронщиком о карьере, диджитализации, sustainable и стиле.


О личности
Какой твой любимый вид отдыха?
Мне кажется, я уже забыл, что такое отдых. Отдых – это расслабление, но в моем случае, даже когда я освобождаюсь от определенного массива дел и пытаюсь прилечь отдохнуть, то все равно напряжен... Я уже давно не испытывал истинного расслабления.

Ты можешь назвать себя счастливым человеком?
Отчасти да. Сейчас меня делает счастливым появление собаки. (Улыбается.)

Где бы ты хотел жить?
В Киеве, я киевлянин в 4-м поколении. Я бывал во многих городах мира, каждый из них классный по-своему, но из-за того, что более 30 лет я прожил здесь, я понимаю, что у каждого района свое настроение и в целом у города. Второй город после Киева, который меня нравится, – это Барселона. Для меня это некий стык Киева и Одессы. То есть там вроде все и расслабленно, как в Одессе, но в то же время динамично, как в Киеве. Но жить я хочу здесь и максимально прокачивать и развивать этот город, чем и занимаюсь всю свою жизнь.

Твоя главная черта?
Целеустремленность и принципиальность. Это проявляется во всех сферах моей жизни.

Как предпочитаешь проводить свободное время?
Все банально просто: гулять с друзьями и собачкой (улыбается), которая все никак не может выйти и погулять: она еще маленькая и ей пока страшно выходить на улицу.
Книга, которая тебя вдохновляет, двигает вперед.

Я сейчас набрал себе гору философских книг – о том, как философия формировалась, и о современной науке. Элвин Тоффлер «Война и Антивойна», Карл Поппер «Логика Научного Исследования» и Бертран Рассел «История Западной Философии». Пытаюсь все это теперь прочитать. До этого мне понравилась книга Джозефа Хиза и Эндрю Поттера «Бунт на продажу». Она о том, что люди, которые себя отождествляют с какой-то субкультурой, противопоставляя себя мейнстриму, на самом деле являются точно таким же мейнстримом, потому что точно так же создают рынок труда, продукты и строят такое же сообщество. Поэтому понятие «андерграунд» в 2018-2019 годах очень эфемерное и для меня немного странное. Надеюсь, до философских трудов я доберусь.

О карьере
Современные артисты предлагают аудитории не только свои песни, но и шоу. Не теряется ли музыка за этими спецэффектами? Что для тебя важнее?
Задолго до Cape Cod, у меня была альтернативная группа, которая не нуждалась ни в каком шоу – сами музыканты его создавали. Потом был этап dj-сетов, где тоже никто особо не обращал внимания на такое понятие как «шоу» – для людей было важнее отношение к музыке. Когда появился Cape Cod и пошли первые живые выступления, первый сольник – тогда хотелось устроить настоящее шоу – со светом, виджеингом, ведь я с этим не работал. Мы поэкспериментировали со светом и поняли, что с ним надо играть очень осторожно, потому что есть вероятность перекрыть само выступление на сцене. Я помню, как на выступлении David August был чуть ли не один прожектор, который светил на артиста. В тот момент я настолько погружался в происходящее, это было так круто, что я понял: все эти сверхфейерверкные шоу в духе Оли Поляковой или Макса Барских идеально работают и должны работать в большинстве своем на большой пласт аудитории. Если ты независимый артист, который взаимодействует со «своей» публикой, то лучше с этим играться тонко.


Поэтому последние два лайва это было минимальное взаимодействие со светом – один световой и визуальный концепт – грубо говоря, один световой прибор, и все. Концентрация была непосредственно на нас с Артемом, когда мы выступаем.

Что для тебя важнее – менять ход истории музыки или же свою аудиторию?
Для меня важно влиять на людей. Такое понятие, как проповедование, проходит через всю мою жизнь, начиная с сайта neformat.com.ua, где я был одним из создателей на стыке 90-х и нулевых. Основной его смысл был доносить до людей новую музыку, чтобы у них был выбор. Это круто – давать людям возможность выбора. Удивительно, но сейчас у современных артистов с этим больше проблем, чем раньше: нет каналов коммуникации со слушателями. Я помню, когда 2 года назад мы выступали в Константиновке на дне города, к нам подходили люди со словами «Мы никогда такой музыки не слышали». Я понимаю, что по-другому они бы вообще не услышали эту музыку, потому как нет прямых каналов коммуникации: телевидение и радиостанции – это закрытая история. Есть возможность ехать и выступать, люди открыты к новой музыке, но, опять-таки, у них нет возможности получить ее.
Правильно говорят: трудись в тишине, и пусть хайп будет просто шумом для тебя.
Важно не срезать по верхам, как это делают сейчас, а копнуть в себя, достать что-то сокровенное и поделиться этим опытом.
Где черпаешь вдохновение?
Последним временем в историях людей. Если ранняя часть творчества – это была попытка реконструировать то, что мне когда-то нравилось, то, чем я вдохновлялся, то потом появилось желание рассказывать истории. Но рассказывать языком музыки очень сложно, особенно когда ты убираешь текстовую составляющую. Для меня в этом плане альбом Blonde Фрэнка Оушена 2016 года – кульминация, потому что настолько тонко рассказать через музыку все истории – просто потрясающе. Наверное, в большинстве своем очень многое я черпал из этого альбома. Плюс истории людей. Тот же Moby – его карьера была на грани краха перед изданием самого культового альбома Play. Я понял, что мне нужно обратиться к тому, что происходило в нулевых когда я рос и формировался как личность, и вообще ко всему опыту, который я насобирал за свою жизнь. Не срезать по верхам, как это делают сейчас, а копнуть в себя, достать что-то сокровенное и поделиться этим опытом.

Что можешь назвать своим главным достижением на сегодня – два альбома, лейбл Kiev House или топ в украинских чартах Apple Music?
Мою собачку. (Смеется.) На самом деле это не достижения, а всего лишь этапы на пути к основной цели, а основная цель – это оставить что-то после себя. Все остальное – это круто, но я никогда не кичился этим, не вижу смысла. Правильно говорят: трудись в тишине, и пусть хайп будет просто шумом для тебя. Здесь точно такая же история.

О sustainable
Весь прогресс движется именно в сторону сокращения потребления ресурсов планеты. Как ты считаешь, являются ли такие преображения ответом на действительность?
Это очень важно. К сожалению, количество мусора увеличивается с космической скоростью и по своим масштабам уже становится сравнимым с целыми континентами. Но еще важнее заставить людей реально об этом задуматься. Мы можем каждый день рассказывать им о том, что проблемы с мусором – это плохо, но их-то это все равно не волнует. Все зависит от социально-экономических проблем. То же самое происходит и на Западе. Есть огромное количество бедных людей, и их не очень интересуют вопросы экологии и развития общества, поэтому важно найти новые пути донесения этой информации до людей, чтобы она резонировала с ними, а не была просто информацией.

Сознательное потребление – тема, которая в нынешних реалиях крайне важна. Как ты относишься к тренду на sustainable lifestyle?
Допустим, история с натуральным мехом. В начале двухтысячных был расцвет киевской хардкор сцены. И это было до нынешнего тренда с вегетарианством: уже тогда большинство ребят были осознанными вегетарианцами, проводили акции Food Not Bombs, где собирались парни и девушки до 20 лет, варили еду, угощали бездомных и ходили на митинги против ношения меха. Это было 15 лет назад. Тогда это не являлось массовым трендом. Я всегда был против использования меха, поэтому для меня это не тренд, я живу с этим практически всю жизнь.

Расскажи, как именно ты применяешь принципы sustainability в своей жизни и почему?
Если честно, хочется делать это более осмысленно, но есть какой-то привитый комплекс того, что ты приходишь, грубо говоря, в магазин и все складываешь в пластиковые пакеты. Должно быть психологическое спокойствие из которого будет вытекать осознанность, но в стране, где ты выживаешь, как и все, ты не задумываешься о сознательном потреблении. Осознанность должна прийти, когда наладится система. То же самое можно сказать и про кинематограф, и про изобразительное искусство, музыку и культуру в целом. Когда будет налажена социально-экономическая составляющая страны и общества, тогда это будет работать.

О диджитализации
В твоем Instagram 11 тыс. подписчиков. Какую роль играют социальные сети в твоей жизни?
Instagram – это основной мой канал коммуникации со слушателями. Раньше таким каналом был «ВКонтакте», из которого, по сути, и вырос Cape Cod. Группа в VK была небольшим сообществом, где я выкладывал музыку и куда подтягивались люди, которым она была близка. Потом я начал записывать и выкладывать треки сам, что тоже начало шериться и делиться людьми. Когда «ВКонтакте» стал менее доступным в Украине, 8 тыс. подписчиков так там и остались. Часть из них перекочевали в Facebook. С недавних пор в этой социальной сети изменились алгоритмы. Теперь там без материальных вложений выбиться и донести свое творчество и свой контент стало гораздо сложнее. И плюс, как мне кажется, он стал новой версией ЖЖ. 10 лет назад мы читали лонгриды в блогах и думали: «Зачем люди это делают – длинные тексты это ведь просто бессмысленно». Сейчас ты заходишь в Facebook и там то же самое: огромное количество ненужной информации, которая не развивает ни тебя, ни общество. Поэтому Instagram остался единственным каналом коммуникации, где ты можешь напрямую давать советы из своей жизни, делиться новой музыкой, близкой тебе. Я понял, что мне интересно делиться опытом, который у меня есть. Выходит, что соц.сети – наше все.
Телеканалы считают мое творчество слишком альтернативным и неформатным. Не так давно радиостанция, с которой мое творчество максимально близко по формату, порекомендовала мне пойти на Lounge FM с моей музыкой... и я понял, что лучше пойду в Instagram. (Улыбается.)
Сколько ты проводишь времени в Instagram в день и как взаимодействуешь с аудиторией?
Наверное, часа 3-4. Помимо написания постов провожу прямые трансляции по понедельникам. На прошлой неделе у меня было мини-интервью на тему «Музыкальные клипы в 2019-м. Нужны ли они вообще артистам». Я подключал Пашу Кильдау, который был режиссером клипов Bit Beach и Erotica. Мы общались и пытались понять, нужно это или нет. В дальнейшем, я думаю, буду привлекать людей, которые могут делиться своим опытом. Как говорил Андрей Тарковский, «невозможно преподать опыт, нельзя научиться от другого, как жить. Только прожив свою жизнь, можно сделать какой-то свой вывод». Но в любом случае эти зацепки могут ребятам пригодиться, чтобы не набивать себе шишки.

Назови топ-5 приложений в телефоне, которыми пользуешься постоянно.
Instagram, Facebook, Facebook Messenger, Twitter, VSCO.

Топ-3 последних поисковых запроса в Google.
Утилизация холодильника; как правильно гулять с собакой (смеется); топ-5 приложений по аналитике Instagram.

Это круто – давать людям возможность выбора.
2019-й – год честного распространения: если людям будет нравиться продукт, они обязательно им поделятся, и он будет двигаться дальше по цепочке сарафанного радио.
Как ты относишься к диджитализации во всех сферах нашей жизни сегодня?
Это круто! Особенно если говорить о музыке в 2018-2019-м. Есть такой замечательный молодой человек Стив Лэйси, ему то ли 18, то ли 19 лет, он писал для J. Cole, Кендрика Ламара. Последний свой альбом, который набрал колоссальное количество просмотров и прослушиваний, он написал в iPhone: просто настучал какие-то биты, подключил гитару, спел в микрофон, все это дело свел прямо на телефоне, выпустил альбом – и все. Это все влияет на скорость потребления точно так же, как динамика растет с появлением портативной техники. Помню, когда я пришел работать на лейбл в 2008 году, мне казалось, что музыка совсем скоро должна перейти в новую эру взаимодействия со слушателей. В итоге, спустя десять лет, когда я покидал лейбл, динамика дошла до того, что продажи по цифре (в прибыли) выросли в десятки раз или даже больше. Все это зависело от скорости потребления информации, потому что у людей появился, грубо говоря, iPod – они могли прийти домой или в офис, быстро залить музыку и бежать дальше по своим делам. Не нужно было носить с собой сумку кассет или компакт дисков. Поэтому такой совет музыкантам сегодня: делать больше музыки, сохраняя качественную составляющую. В какой-то момент все начали отвергать лейблы (локальные и западные), рассказывая что в новую эпоху можно обойтись и без них. Я тоже был сторонником такого мнения, но со временем понял что западная индустрия музыки работает за счет лейблов, у которых есть механизмы взаимодействия со СМИ, букинг-агентами. Плюс из личного опыта, СМИ уже не оказывают такого влияния, как раньше. Перенасыщение даже на Западе: люди меньше доверяют СМИ. Поэтому 2019-й – год честного распространения: если людям будет нравиться продукт, они обязательно им поделятся, и он будет двигаться дальше по цепочке сарафанного радио.
О стиле
Сценический образ очень важен для музыканта. Как бы ты описал свой стиль?
Красавчик. (Смеется.) Тут я очень благодарен своей невесте Арине, которая направляет меня на ощущение своего собственного стиля вне трендов, потому что я бы так и ходил в облике лорда Голосеевских лесов (улыбается), если бы не она. А так, конечно, простота. Я не люблю вычурности, но обожаю технологичность. Нужно пытаться улавливать своим стилем ощущение сегодняшней реальности. Важно принимать то, что тебе близко, тогда это будет искренне и это будет резонировать.

Ты вообще разбираешься в моде? Следишь за трендами?
Уже не так хорошо, как раньше. Помню, в 2010-м был FURFUR: все учились отличать броги от лоферов. И был момент, когда я даже шил рюкзаки – тогда это было увлечением. Потом в какой-то момент все это отошло на задний план, и, возможно, сейчас все построено на нативных ощущениях, но как такового копания в индустрии моды у меня нет. За трендами слежу обобщенно. Раньше мне нравился ASOS. Там работали скауты, которые активно охотились за трендами и брали новые формы для своих последующих моделей.

Вещи каких брендов ты носишь?
Adidas, COS, ASOS, Levi's, Syndicate, Ditch Clothing.

Назови 5 любимых вещей в твоем гардеробе.
1. Adidas Gazelle белого цвета – на данный момент одна из самых практичных вещей, как для повседневной жизни, так и для выступлений.

2. Рюкзак Thule, с которым я практически не расстаюсь.

3. Кимоно с логотипом Cape Cod, сшитое собственноручно невестой, в качестве подарка на день рождения. Служит мне верой и правдой во время гастролей уже практически три года.

4. Плащевка-бомбер от ASOS. Супер простая вещь, но максимально необычная. Это как раз тот момент, когда побеждает простота и новизна формы.

5. Вельветовые oversize-рубашки – без каких-либо маркировок, классического кроя, но интересной фактуры и цвета.

Фото: Дмитрий Рыбаков
Локация: UrbanSpace 500
Интервью: Екатерина Попова


Подписаться на новости моды

Самые свежие и яркие новости из мира моды с доставкой в Ваш ящик.

Спасибо, Вы подписаны!

Что-то не так, возникла ошибка.