«Я не хочу бороться за тяжелый люкс, – я продаю то, что люблю», – гардероб Виктории Кобелевой

06.09.2021

Владелица, идеолог и байер одесского концептуального магазина «Огонек» Виктория Кобелева – личность культовая. Именно она 15 лет назад первая привезла вещи Дениса Симачева в Украину, да и самого Дениса на открытие «Огонька». Начала баловать местного клиента интеллектуальными брендами – такими как Petar Petrov и System Studios. Закупила украинских дизайнеров – все началось с платьев Лилии Пустовит. А этим летом открыла пространство Ogonëk Locals, где собрала уже 15 наших брендов, среди которых Bevza, Sleeper, Anna October, Ksenia Schnaider, Omelia.

О том, как начиналась и развивалась эта история, личных предпочтениях в гардеробе и устойчивой моде – Виктория рассказала в интервью Алене Нагорной.


Вика, «Огонёк» открылся показом Дениса Симачева и приездом самого Дениса – расскажи про этот громкий старт: сколько лет назад это было? Потому что мне кажется, что «Огонёк» был всегда.

«Огоньку» уже 14 лет. На открытие Денис (Симачев) приехал не один, – он приехал с Шархи Амирхановой, которая тогда была главным редактором Harper’s Bazaar. С ними еще было несколько людей из творческой тусовки: архитекторы, фотографы, диджеи – всего 9 человек. На его показ собралось какое-то невероятное количество людей. У нас был sold out на все единицы, – и те, которые мы заказали для магазина, и те, которые улетели после показа в Москву (мы потом сделали дозаказ).

Рассказы, что Симачев открывал магазин не утихали еще долго, а очереди, которые выстраивались с тех пор на его вещи мы называли «не зарастет к нему народная тропа».

Уже, наверное, лет 7 или 8 нет бренда Дениса Симачева, а многие продолжают думать, что это магазин Симачева и все вещи – это тоже Симачев (смеется).

Потом была Ахмадулина, верно?

Да, была Ахмадулина. Она невероятная, приятная и талантливая. В какой-то степени ее вещи были слишком интеллигентными для Одессы, да и для Москвы и Питера тоже. Если взять разные культурные столицы, то ее город, на мой взгляд, – это Вена. Спокойные, элегантные, очень закрытые вещи. Когда мы с ней начали работать, были вещи, которые выстреливали. Но были и те, которые не продавались, потому что нашему клиенту казались слишком «правильными». Однако я все равно ее закупала.

Ты всегда открывала Одессе кого-то нового.

Мне это нравилось, мне хотелось, чтобы часть наших женщин одевалась так. Все время хотелось дать попробовать что-то другое, то, что никто не знает. Да, в этот момент ты тратишь много сил, чтобы всем объяснить, донести, быть первой… Но мне, правда, всегда нравилось продавать «другие» вещи.

Как формируется твой бренд лист?

Все, что мне нравится и я могу надеть – я заказываю.

Какие можешь выделить international бренды из вашей подборки? 

Один из моих самых любимых европейских брендов – это, венский бренд Petar Petrov, который сегодня уже у всех на устах.

Ты одна из первых его открыла, когда он еще не был распиарен.

Да, мы заказали его раньше, чем другие украинские ритейлеры. Мы тогда забежали в шоурум, в котором была представлена Лиля Пустовит, чтобы сделать заказ. Времени, как всегда, было очень мало, но тут я решила посмотреть, какие еще бренды там были.

Забегаю на один из этажей, а мне навстречу выходят две девочки ростом по метр девяносто в красивенных вещах. Одна была в кожаной юбке, а вторая в каком-то светящемся платье, – мне показалось, будто на меня идут аватары. За ними стояла очень красивая стойка с одеждой.

Я подбежала к стенду, представилась, дала свою визитку и попросила выслать мне всю информацию по бренду, поскольку опаздывала на самолет, и уже потом поняла, что среди этих людей был и сам Петар. Я давно не видела таких красивых людей, красивых вещей. Вернувшись в Одессу, мы оформили наш первый заказ. Так же круто было и с System, и с Tom Wood.

Первый раз ты закупала эти бренды до локдауна? 

Да, мы их продаем уже четвертый сезон. Составляя наш первый заказ по System, мы превысили запланированный на него бюджет в три раза – так круто все было представлено в их шоуруме. Потом был норвежский Tom Wood, которые никому не отвечали из СНГ. Они тогда продавались в Японии, Азии, но мы все равно продолжали писать.

Уже будучи в Париже, я узнала из их Instagram историй, где они находятся и мы помчались туда. Это был роскошный двухэтажный шоурум, на первом этаже которого сидела сама Мона (Йенсен) – основательница бренда. Ее помощник сообщил нам, что у нее сегодня 27 встреч, но, если мы так сильно хотим, может быть 28. Наша встреча была очень поздней: мы пришли, а там стоит огромный стол 4х4, – они тогда запустили новую коллекцию ювелирных украшений. Весь этот стол был в перстнях, браслетах, кольцах, цепях… Все это, конечно, выглядело очень красиво. И тут нам говорят: «Начинаем с ювелирки», а мы вообще этого не планировали, но так сильно хотели получить бренд, что начали именно с нее.

Вика, какие у тебя личные отношения с модой, как у человека, который постоянно во всем этом находится и окружен таким количеством разных вещей?

Я люблю, все, что удобно, все, что носибельно и все, что хорошо выглядит. Я очень люблю белые рубашки, причем люблю я их новыми. Если иду на какое-то мероприятие, – рубашка должна быть новая. А потом я начинаю ее носить ежедневно и беспощадно, могу надеть даже на рыбалку, если она удобная.

Когда я получаю что-то новое из одежды в магазин или составляю заказ по какому-то бренду, мне все хочется. В 90% случаев то, что в заказ вписываю для себя и говорю, что это никто не купит, – оно продается первым. Стараюсь не обманывать себя и не идти на поводу у трендов. Ребята, которые у меня работают – хорошо знают своего клиента и всегда просят делать подборку вещей под него. Когда я составляю заказ только под него, – теряю своего клиента. В большинстве своем люди ведутся на тренды. А я знаю, что это все привезут, поэтому мы закупаем другое.

То есть мы говорим о двух типах клиентов, – так появился Ogonëk Locals?

Ogonëk Locals появился в знак благодарности за то, что, когда у нас был карантин нас очень поддержали украинские бренды. Анна Октябрь нам помогла, Лиля Пустовит, Sleeper, очень.

В локдаун вы заказывали только их?

Нас закрыли 14 марта и первыми, кому мы позвонили были Sleeper – мы заказали у них пасхальную коллекцию. У Пустовит забрали платья, то есть забрали из наличия. Потому что тогда закрылось все. Потом у нас появилась посуда Gunia Project, чтобы снова привлечь внимание клиентов, потому что к середине локдауна они немножко скисли, как и мы. Никто не знал, что будет и сколько мы будем закрыты… Мы пытались их хоть чуть-чуть подбодрить и у нас это получилось. Аня (Октябрь) прислала свою коллекцию, – мы назвали ее «Ласковый май», и люди начали ее покупать – подумали, не вечно же мы будем закрыты.

Так, благодаря украинским брендам, мы выжили и наша целевая аудитория изменилась. Люди начали по-другому относиться к украинским дизайнерам. Нельзя же всю жизнь продавать одни и те же вещи. Клиенту это тоже надоедает, и он уходит в другой магазин.

Кого ты сама носишь из украинцев? Кто тебе нравится?

Я ношу Пустовит, я ношу Реву. Я ношу вещи нашего нового бренда M0D44, – у меня есть их футболки и 3 пары брюк. Они просто великолепны: создают одежду из очень плотного хлопка. У меня много платьев от Elena Reva и Poustovit. В этом сезоне мы заказали Bevza. У меня есть один костюм этого бренда, и я бы взяла ещё один. Anna October нравится, но она все же создает вещи для более хрупких девушек, а я – не хрупкая (смеется). Зато, когда я вышла в ее платье с открытой спиной из новой коллекции, – я не скажу, сколько лайков появилось под моим фото в нем, но точно знаю, что на него сразу поступило 10 заказов. В нем я себя чувствовала невероятно.

Скажи пару слов о рубашках Omelia.

Мне как человеку, который любит белые рубашки, конечно, нравится этот монопродукт. Люди купят такую рубашку всегда, когда задумают куда-то пойти… То есть ты можешь надеть что угодно: джинсы, шорты, любой низ и эту рубашку, и выглядеть великолепно. На открытии Ogonëk Locals вся наша команда была в рубашках Omelia – мне очень понравилось их игривое настроение. И все наши клиенты захотели этот продукт купить – мы продали все рубашки, которые нам передали к открытию.

Какую ещё вещь в своем гардеробе, кроме рубашки, ты можешь выделить?

Очень люблю брючные костюмы. Elena Reva – великолепна, у меня два ее костюма, и они очень круто выглядят и носятся. Все остальные костюмы у меня – Petar Petrov, у меня их по моему 6 или 7. Каждый сезон, когда он присылает новый, я надеваю его. Так же кожаные штаны Petrov – они абсолютно особенные: не в обтяжку, не широкие, – тот, кто их надевает впервые, потом покупает и чёрные, и рыжие, и лаковые.

Когда ты не знаешь, что надеть, ты надеваешь белую рубашку Omelia и кожаные штаны Petar Petrov, и выглядишь на миллион. 

Если говорить про зимние вещи, кого бы ты выделила из брендов лично для себя на тот сезон?

Для себя – System, Petar Petrov. Пуховики я уже не ношу, предпочитаю пальто из кашемира или шерсти и тёплые пиджаки. Под низ надеваю тонкую стеганую жилетку, – главное, чтобы вместе все великолепно сидело. Особая любовь у нас с Extreme Cashmere, – это зимний бренд.

Он будет у Вас этой зимой?

Да, он есть всегда.

Почему особая любовь?

Как-то во время закупок мы шли по Парижу и увидели на улице два огромных горшка с белыми гортензиями. Это был шоурум Extreme Cashmere: они привезли из Амстердама кашемир и огромные цветы.

В этот момент, проходя мимо, я говорю: «Боже мой, цветы как у меня в саду! Что это, магазин?». Мы зашли и узнали, что это их шоурум – так началось наше сотрудничество.

В следующую поездку у меня потерялся чемодан с новыми вещами, которые я купила специально для Парижа – я была очень расстроена. Узнав причину моей грусти, их главный менеджер прямо во время закупки надела на меня белый кашемировый свитер со словами: «Ты хотела этот свитер, он был у тебя в заказе». В нем я проходила всю рабочую неделю в Париже.  

По каким принципам вы отбирали украинских дизайнеров в Ogonëk Locals?

В «Огоньке» есть футболки System и Tom Wood, которые стоят от $100 до $400. А есть M0D44, который стоит 2200-2500 гривен. Есть клиенты, которые покупают вещи для себя, – это взрослые и состоятельные люди. У них есть также дети-подростки: одни клиенты покупают для них Off-White, а мы предлагаем им купить M0D44. Футболки с великолепными принтами из очень классного органического хлопка. Так наши клиенты начали покупать эти футболки своим детям-подросткам.

В Locals появился и бренд для водных видов спорта O(FourFour), – достаточно нестандартная закупка. 

Его мне предложила наша команда. Сейчас спортивная тематика – очень модная. Уже есть много европейских и американских брендов, которые заняли эту нишу. O(FourFour) создали альтернативу, и мы предлагаем носить их вещи не только на тренировку, но и в повседневной жизни. 

Как ты одевалась, когда была подростком?

Я шила в детстве, шила себе шорты, футболки. Я занималась парусным спортом, и у меня была любимая белая мастерка на застежке-молнии. Я всегда носила широкие брюки или джинсы, и все думали, что у меня полные ноги или тяжелый низ. Я и сегодня в основном хожу в широких футболках, рубашках и джинсах. Поэтому когда надеваю что-то обтягивающее, мне все начинают говорить: «Ничего себе, ты похудела!». 

А если обувь, – в твоем случае это в основном плоский ход?

Сегодня даже, когда я понимаю, что нужно надеть высокий каблук, я все равно обуваю плоский ход. Ну кого я хочу удивить? (смеется)

Есть ли какой-то любимый бренд обуви, который ты выбираешь? 

Летом – это Dragon (Diffusion), это всегда Dragon. Это бельгийский бренд, но производство у них находится в Индии. В этом сезоне мы их ещё не получили, – к сожалению, в связи с коронавирусом, у них на производстве погибло очень много сотрудников, и они не могут выполнить наш заказ. Они просто великолепны! С этим брендом меня познакомила моя клиентка, которая была в Бельгии и купила там сумку Dragon. Вторая встреча с брендом случилась уже на выставке в Париже. Поворачиваюсь – стоит их стенд. Подхожу, знакомлюсь, а на стенде работает владелец этого бренда, девушка которого оказалась украинкой. С тех пор они продаются у нас уже 4 сезон.

Два сезона все делали закупки онлайн. Планируешь ли ехать в Париже на физическую закупку в сентябре?

Если нас пустят (смеется). Чтобы заказыват Petar и System, можно никуда не ехать. Tom Wood – можно не лететь, хотя в этом сезоне они ушли в кутюр и мне не очень понятно, как мы дальше будем работать… Я не хочу бороться за тяжёлый люкс, – я продаю то, что люблю: джинсы, рубашки, футболки, костюмы, кашемир.

Какие бренды у вас представлены для мужчин?

Мы продаем System мужской, M0D44 и Tom Wood.

А лично для тебя, мужчина выглядит хорошо, когда…?

Когда он в Tom Wood. Я люблю, когда мужчина не зажат, когда он может надеть расслабленные брюки и футболку. Многие любят носить slim-fit, чтобы вещь их обтягивала, хотят показать мышцы. Мне же кажется, что сила и красота, она в глазах, а не в фигуре и не в вещах. То есть я люблю расслабленных людей, которым не нужно ничего доказывать. Мы живем, мы кайфуем, мы носим одежду, в которой нам удобно.

Как ты относишься к устойчивой моде?

Кто-то носит переработанные вещи, кто-то носит секонд-хенд, кто-то не носит. У нас был один бренд, который мы успешно продавали два сезона, даже три, – бренд искусственного меха. И мы очень развили на этой почве тему против насилия над животными, а потом прочитали, сколько искусственный мех разлагается, и что, закупая его, мы наносим больше вреда, чем пользы…

Cегодня мы активно работаем с Шнайдерами (бренд Ksenia Schnaider), все вещи которых перешиты, переработаны. Рубашки Omelia – тоже переработанный продукт. Изделия Petar Petrov из меха – сертифицированы.

Конечно, я понимаю, что все равно нужно нести новые правила в массы, молодежь на это хорошо реагирует. Я и несу. Главное, не обманывать себя и окружающих, – и если здесь мы говорим о мехе и о переработанных тканях, то и в остальном мы тоже должны стараться беречь нашу планету.

Фотографка: Диана Загродская