Инсайдеры моды, Проекты

Анастасия Соколова: «Моя книга поможет быстрее перейти на следующий уровень – там гораздо интереснее»

Главный редактор
unnamed

Благодаря блестящей работе кинорежиссеров и давно устоявшегося образа работников глянца, при словах «редактор журнала», у нас перед глазами неотвратимо появится образ обворожительной Мэрил Срип в «Дьявол носит Прада» или, как минимум, журналистки Кэрри Брэдшоу из «Секса в большом городе». Сегодня чуть ли не каждая вторая девушка в мире мечтает писать о моде, но мало кто всерьез задумывается о том, насколько сложной и ответственной является работа журналиста. 

В начале января шеф-редактор Vogue Россия Анастасия Соколова выпустила книгу «Как стать лучшим редактором глянца?», где на своем примере, наглядно и предметно, рассказывает обо всех тонкостях профессии. В преддверии лекции автора на Kiev Fashion Business Forum, мы расспросили Анастасию о карьере, перспективах печатных глянцевых изданий и о том, почему на сегодняшний день ее книга по праву может называться единственной в своем роде.


Анастасия, за время своей карьеры вы успели поработать во множестве изданий, включая Bravo, Glamour, а теперь и российском Vogue. Примечательно, что во всех вы доходили до руководящих позиций. На каком этапе у вас возникла идея создать путеводитель для своих младших коллег?

Конечно, я не всегда была начальником: в Bravo я пришла редактором, в Glamour – выпускающим редактором. В каждом журнале, кроме Vogue, я сменила несколько должностей, но по сути я уже лет 10 делаю одно и то же – переписываю за младшими редакторами тексты, большие и маленькие. Годы идут, люди меняются, а проблемы и грабли – одни и те же. Так что я давно хотела составить такой путеводитель по ремеслу, чтобы молодые ребята могли изучить азы самостоятельно и быстро перейти на следующий уровень. Там гораздо интереснее.

Книги, написанные редакторами, — довольно популярное явление по всему миру. В чем заключается принципиальное отличие вашей работы от, например, последней книги Александры Шульман, «Глазами редактора» от американского Vogue или знаменитой «Глаз должен путешествовать» Дианы Вриланд?

Это принципиально разные жанры. Книга Александры Шульман – это, как она сама пишет, дневник, записки женщины, переживающей экстраординарные события. Я же написала учебник – там есть общие советы, которые помогут почувствовать себя своим в редакции, есть формулы, какой должна быть структура текста, в чем секрет первого абзаца, как составлять вопросы для интервью. Но основная часть – примеры статей из русского Vogue с комментариями. Нечто подобное выпустила в 1990-е главный редактор американского Cosmopolitan Хелен Герли Браун – ее книга называлась Writers Rules: The Power of Positive Prose – How to Create It and Get It Published. Но у меня, кажется, больше статей и упражнений. Как сказал однажды Алексей Зимин, чтобы научиться писать, нужно брать тексты, которые нравятся, и смотреть, как они сделаны. Вот по этому пути я и хотела провести читателя.

В своей книге вы пишете о том, что глянцевые журналы должны рассказывать о радостях жизни, не затрагивая неприглядные стороны, а вещи – нести эстетическую и этическую ценность. Не делает ли это журнал однобоким и как найти эту грань «ценности»? Например, несколько лет назад украинский Vogue написал о заморозке яйцеклеток его главным редактором – можно ли считать такой материал подходящим для глянцевого издания?

Каждый журнал – отдельная вселенная. Есть глянец, который рядом с красивыми платьями ставит жесткие репортажи, и ничего. Единых правил нет, есть только общее представление о законах жанра. А жанр глянцевого журнала предполагает блеск и улыбки. И ничего в этом плохого нет. Иногда нужно отдыхать от прозы жизни – хотя бы 15-20 минут думать не о глобальном, а о легкомысленном вроде моды и красоты. Что касается заморозки яйцеклеток – отличная тема для глянца, ведь это плоды прогресса, которые позволяют нам жить более беззаботно и счастливо.

Сейчас в медиа то и дело говорят о том, что печатные издания имеют намного меньше перспектив, нежели онлайн-версии. Каким вы видите будущее традиционного принта? 

Бумага уже не самый дешевый носитель информации и печатать журналы, конечно, будут все меньше и меньше. Но лично я не буду очень уж горевать по бумаге – я люблю сам журнальный формат, а он возможен и в сети.

Как вы относитесь к использованию заимствованных слов в печатном издании, например «кампейн», вместо рекламной кампании, или «худи», вместо традиционной толстовки. Не усложняет ли это восприятие читателя?

Языковой пуризм мне несимпатичен, но калька с английского дико раздражает, я ее всегда правлю. Да, у каждой субкультуры есть свой сленг и одна фанатка Канье Уэста всегда поймет другую. Но если вы хотите расширить аудиторию – пишите по-русски или по-украински, чтобы вас поняли и другие люди. Иногда можно подпустить иностранное словечко, чтобы текст звучал современно, чтобы передать манеру речи героя. Но не пишите на английском всю статью! Случаев, когда у слова нет аналогов, не так много. Вот разве что патчи для глаз – по-другому и не скажешь.

За несколько последних лет глянцевая журналистика как в Украине, так и в России, пережила значительные изменения. Если раньше читателям было достаточно обычных материалов о моде, то сейчас даже в глянцевых изданиях людей интересует намного больший круг тем, включая стиль жизни, искусство, культуру, музыку. Не противоречит ли это самой эстетике глянца, и какие темы, на ваш взгляд, только начинают пользоваться популярностью среди читателей? 

Глянец никогда не был «только о моде», но вы правы, сейчас журналы отбросили все табу и пишут обо всем на свете. Задача журнала – уловить и передать дух времени, а время у нас бурное, разрушены культурные границы, смешались касты, расы, классы. И тут уж зависит от редакции – какие темы она чувствует «в воздухе». Главное, что нет никаких ограничений, есть только ДНК журнала и воля его главного редактора.

Приходилось ли вам когда либо работать для онлайн-изданий? Чем журнальные тексты отличаются от текстов для интернета? Насколько нам известно, у вас в книге есть отдельная глава на эту тему. 

Время от времени я пишу для Vogue.ru. Из последнего – интервью с дизайнером Дэвидом Комой на Mercedes Benz Fashion Week Berlin. Журнальные тексты длиннее и дольше раскачиваются. В сети нужно писать коротко, хлестко, емко, нельзя испытывать терпение читателя. Но главное – наличие оригинальной мысли. Неинтересно – причина, по которой мы не скроллим, не переходим по ссылкам, закрываем окна. Причем виновата обычно даже не тема статьи, а ее подача. Измените подачу и сразу станет интересно – и вот тут глянец как раз может кое-чему научить. Вообще глянец – это такой дедушка развлекательного интернета, он придумал многие ходы и приманки, которыми сегодня пользуются на сайтах – ну или не пользуются. К примеру, онлайн-редакторы часто делают упор на информационную сторону дела, а если бы добавили к ней еще и журнальный «инфотейнмент», их контент продавался бы лучше. Кстати, язык глянца тоже сильно поменялся под воздействием интернета, причем в лучшую сторону. Но обо всем этом я надеюсь поговорить на мастер-классе в Киеве.

К слову, о предстоящей лекции на Kiev Fashion Business Forum. Это будет ваше первое публичное выступления с момента выхода книги?

Выступление будет не первое, но точно самое долгожданное. Буду очень рада снова приехать в Киев, а еще окунуться в творческую атмосферу форума и Mercedes-Benz Kiev Fashion Days.

У вас есть свои фавориты среди украинских дизайнеров? Чего вы ожидаете от нового сезона международной недели моды в Киеве? 

Знаю только по рассказам подруг – критиков моды, что у вас много талантливой молодежи. Не терпится увидеть их коллекции своими глазами!


Беседовала Анастасия Малая