Интервью, Личности

«Есть два вида дизайнеров: украинский дизайнер и дизайнер из Украины. Отличить их очень просто», — интервью Зои Звиняцковской

11
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Pin on Pinterest2

В прошлом году мы брали интервью  у Зои Звиняцковской перед Mercedes-Benz Kiev Fashion Days S/S 2012. Чем дольше мы с ней говорили, тем больше понимали, что Зоя констатирует тот факт, что в Украине наконец-то начинается мода. С приходом Mercedes-Benz Kiev Fashion Days на украинскую модную арену, умерло такое локальное и временное явления как «украинская мода», вместо нее родилась мода как таковая. Прогрессивные дизайнеры расхватали интервью на цитаты и без конца приводили их в пример. Спустя год, мы вновь встретились с Зоей Звиняцковской.

_______________________

Критика – это рефлексирующая часть моды. Есть такой известный психологический пример: «Таракан в будильнике». Таракан живет внутри будильника и знает все о шестеренках и механизмах, которые находятся внутри. Он не знает только одного, — который сейчас час. И критика существует для того, чтобы показывать дизайнерам, а также тем, кто носит одежду и интересуется модой, который сейчас час.

 ▪

Модной критике в Украине нет смысла развиваться. Ее по большому счету не было раньше, нет и теперь. Статья о вещах украинского дизайнера, написанная в каком-нибудь модном журнале, никак не отражалась, да и сейчас очень мало отражается на продажах этого дизайнера. Сейчас, когда о наших дизайнерах стали писать за рубежом, — им, естественно, интересней та критика. А с той критикой все в порядке.

 ▪

Сегодня критерии модной критики все еще очень размыты, к тому же модные критики часто бывают крайне субъективными и много себе позволяют. Ничего удивительного: как и дизайнеры, они должны поддерживать свой собственный бренд, должны быть дерзкими и оригинальными. Но, если дизайнеру простят неудачную коллекцию, то критику неудачную заметку – никогда.

 ▪

Модный критик не должен быть it girl. Он – объект моды, а не ее субъект. Критик – человек, для которого мода является инструментом, а не наоборот. Поэтому критики как правило предпочитают моде стиль. Существует два основных варианта стиля модных критиков. Первые — это те, кто всегда одеваются в черное — так сказать, показывают, что лично они для моды умерли. Черный пуловер, черная юбка, черные туфли. Эта позиция очень выигрышная. Уже один вид их говорит о том, что они скорей щипцы, чем омары. Второй вариант, — ярко выраженный особенный, индивидуальный стиль. Например, Изабелла Блоу, Анна Пьяджи. Строго говоря, их стиль никогда не имел прямого отношения к моде.

 ▪

Я всегда буду утверждать, что мода и стиль – антагонисты. Мода постоянно меняется, настоящий стиль остается неизменным.

 ▪

Скандал Эди Слимана и Кэти Хорин очень показателен. Хорин раскритиковала коллекцию, Слиман в ответ – «ты плохо одеваешься». Такой ответ нерационален, но по-человечески вполне понятен. Fashion-критика – касается очень тонких, личных вещей. Когда ты говоришь о дизайнере и его подходе к созданию одежды, ты очень близко касаешься его амбиций и желаний. Слимана обидело не то, что статья в New York Times уменьшит продажи дома Saint Laurent, а то, что Хорин раскритиковала его виденье того, как должна выглядеть женщина. Мода очень близко подходит к представлениям людей о телесности, и, подвергая эти представления сомнению, ты больно ранишь людей.

 ▪

Перед критиком, и не только модным, всегда возникает дилемма – справедливость или милосердие.

 ▪

Работники модной индустрии очень сильно расслабились и думают, что мода сегодня должна быть интересна лишь потому, что она есть. Но у моды сегодня очень сильная конкуренция. Литература, кинематограф, секс, — вот лишь несколько тем, которые в любой момент могут с легкостью затмить моду. Если украинская мода не мыслит себя, как зонтичный проект, который все эти направления покроет, то она просто обречена.

 ▪

Украинский глянец, к сожалению, не до конца понимает, кто является их конкурентом. Сегодня это уже не другие fashion-издания, а любое культурное мероприятие, способное вызвать интерес.

 ▪

Грубо говоря, главным конкурентом журналу Vogue Украина должен стать Art Ukraine, а не Harper’s Bazaar или Elle.

 ▪

Vogue – это больше, чем команда одной провинциальной страны, которая его выпускает. С приходом Vogue в Украину, наш медиа-ландшафт будет достроен в любом случае. Support Vogue велик и не позволит нашему продукту быть ниже допустимого уровня. И будем откровенны, самый низкий уровень бренда Vogue, в любом случае, будет самым высоким достижением глянца в нашей стране.

 ▪

Команда Vogue Украина обречена на успех. Им просто не позволят сфэйлить.

 ▪

Первые шаги за них сделают 5 букв – VOGUE. Но в этой ситуации есть и минусы. Сегодня они работают под колоссальным давлением, прежде всего, давлением самого бренда. О «личном шаге» команды Vogue можно будет судить только через год.

 ▪

 Есть два вида дизайнеров: украинский дизайнер и дизайнер из Украины. Отличить их очень просто: если дизайнер не знает английского языка, он украинский дизайнер, если знает – он дизайнер с Украины. Но и здесь встречаются свои феномены.

Например, Владимир Подолян и Федор Возианов. Оба знают английский язык, но, тем не менее, продолжают принимать участие в Ukrainian Fashion Week и остаются украинскими дизайнерами, во всяком случае, отчасти.

 ▪

Сейчас актуальней именно дизайнеры из Украины, так как эта модель глобальней и интереснее Западу. Но это не значит, что украинских дизайнеров нужно уничтожить напалмом. Везде, в том числе и в моде, существуют разные модели поведения – и каждый имеет право на свой личный выбор. Самая большая огибка – оценивать их с позиции «лучше» или «хуже». Ужасный пионерский подход. Они просто разные. Другие.

 ▪

Роскошь – это не блестки и не пайетки, которыми мы, не скупясь, осыпаем все вокруг, в надежде стать шикарнее. Создать истинно роскошную вещь – невероятно трудно, потому что для этого необходимо образование, шарм, обаяние, чувство стиля, артистизм и огромная внутренняя свобода.

 ▪

Мир стал гораздо демократичнее. Теперь любой представитель, так называемой, «золотой молодежи» может носить кеды Converse и ходить по улице пешком, а не разъезжать в колеснице и томно вздыхать в приватном гольф-клубе.

 ▪

Одежда тоже стала демократичней. Теперь у нас есть Zara, которая издалека выглядит, как Lanvin. И Lanvin, который издалека выглядит, как Zara. Знающие люди эти бренды никогда не спутают, а незнающие будут думать, что глобализация наконец победила социальное неравенство.

 ▪


Массмаркет и кутюр движутся навстречу друг другу и конкурируют за потребителя – теперь впервые с момента изобретения этих «жанров» их клиентом может быть один и тот же человек. Теперь массмаркет стремится повысить уровень своей продукции за счет «интеллектуальности», а высокая мода желает расширить ареал использования своей одежды за счет «демократизации». Вообще casual cuture, что бы под этим термином не подразумевали – один из самых выгодных жанров сегодня. Наши дизайнеры это поняли и тоже начинают работать в жанре. Из вещей, в которых используются стразы, меха и другие luxury-материалы, они делают «повседневные» вещи. Сбивают пафос, но при этом оставляют качественные дорогие материалы.

 ▪

У Александа Вэнга в его мастерской в Нижнем Манхэттене ведь тоже по ночам китайцы работают за низкую зарплату. Все люди устроены одинаково и там тоже находят способы работать выгодней.

 ▪


Anna October продается в Париже и Антверпене. Но лично дизайнер Анна Октябрь при этом там не присутствует. Клиентами наших дизайнеров теперь являются не только друзья и знакомые, как это всегда было в украинской моде. Теперь, если вещи Anna October продаются, значит, они объективно хороши, а не потому, что у Ани много друзей.

 ▪

Мы нуждаемся в встряске миром. Мы просто обязаны высунуть голову, как можно дальше, чтобы ветер дунул нам в лицо. Пускай с грязью и песком. Там, конечно, холодно и одиноко, но нам это необходимо. Потому что мы, кажется, использовали уже почти весь воздух, который есть в этой душной закрытой комнате.

_______________________

Записал — Александр Коптев

Фото — Анна Некрасова

_______________________

Читайте также:

Интервью Аллы Костромичевой

Интервью Кости Омели

Интервью Федора Возианова

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Pin on Pinterest2