Интервью

MBKFD. Саша Самсонова, фотограф

Главный редактор
insajdery-mercedes-benz-fash_2652_p0

Почему вы решили стать фотографом?

Я не могу сказать, что был такой день, когда я сложила ручки на столе и сказала: «Все, буду фотографом». Началось все с того, что я взяла дома какой-то непонятный фотоаппарат, пошла на улицу и начала фотографировать все, что попадется на глаза: воду, травинки. Когда тебе что-то нравится, ты занимаешься этим просто, потому что тебе так хочется. Первым моим личным фотоаппаратом был Зенит, купленный за копейки. Фотографировала изначально на пленку, когда родители заметили мое увлечение — поддержали меня и подарили цифровой фотоаппарат. Так и началось мое развитие как фотографа.

Как вы думаете, решение стать фотографом — это окончательный выбор?

Я могу смело сказать, что фотографировать буду до конца жизни. Кого бы это не разочаровало. Также у меня в планах, или точнее, в мечтах – снять фильм. Но это, думаю, к годам 45.

В работе над фильмом, вы видите себя в роли режиссера или оператора?

Режиссера. Операторская работа меня мало привлекает.

Сейчас вы фотографируете на цифру или на пленку?

На цифру и на пленку.

А что больше нравится?

Пленка, безусловно. Но для работы эффективней цифра, ведь заказчик хочет видеть результат прямо на месте и иметь бесчисленное количество кадров с множеством поз: «давайте я стану на мостик», «поставлю стакан на голову» и тому подобное.

Вы позиционируете себя, как fashion-фотограф?

Да. Мне нравится мода. Даже когда я фотографирую просто для себя, я много времени уделяю выбору одежды для модели, планирую их позы, которые она должна принять. Во всем этом есть какой-то налет fashion-фотографии.

Расскажите о вашей работе с «Неделей моды» и Дарьей Шаповаловой лично.

Работать с Дашей очень приятно и круто. Мое сотрудничество с ней началось со съемки для журнала Tatler, которую снимал Влад Локтев. А я фотографировала, так сказать, backstage для vogue.ru. Когда я узнала, что нужен campaign для Недели моды, я сразу откликнулась. Я считаю, что Даша очень красивая. Она по-настоящему «бертоновская» девушка.

Разве ее можно охарактеризовать, как «бертоновскую»? Лично для меня — это Вайнона Райдер и Кристина Риччи.

Райдер, Риччи, Хелена Бонем Картер — безусловно. Дарья, я считаю, тоже из этой серии. Не такой острый персонаж, как вышеупомянутые — она более мягкая и утонченная. Светлая кожа, аккуратные губы, скулы, потрясающие глаза.

Недавно вы вернулись из Парижа, где вместе работали на Paris Fashion Week. Расскажите об этом опыте.

В Париже был безумный темп, который для меня пока не привычный. Команда Недели моды к этому всему привыкла — каждые пять минуть съемки, интервью, комментарии. Для меня это пока сложно. Тем не менее, я очень рада, что удалось там поработать.

Я видел ваши фотографии из Парижа. Терри Ричардсон, Марио Тестино… Удалось с кем-нибудь познакомиться?

Терри – безусловно, крутой. Я счастлива была увидеть и сфотографировать его. Но наиболее впечатляющим я считаю свое знакомство с Карин Ройтфельд, — экс-редактором французского Vogue. Она является для меня идолом в мире моды. Как редактор, стилист.

Расскажите, как вы познакомились. Ройтфельд дала вам какие-то советы, может быть, пожелания?

Я увидела ее в отеле. Когда Карин проходила мимо, она мне улыбнулась. Я сразу застыла: «Боже, мне улыбнулась Карин Ройтфельд». Однако подходить к ней и знакомиться, я не решалась — я немного не такой человек. К этому меня подтолкнула Даша. Говорит, иди, познакомься с ней, покажи ей свои работы. Когда Карин была одна, я подошла, извинилась за то, что беспокою и показала свои работы. Было дико страшно. Листая альбом, она говорила «Nice, nice, nice…». А потом увидела одну фотографию и воскликнула «Wow».

Фото Самсоновой, поразившее Ройтфельд. Оно же — обложка нового номера журнала ВДОХ

Когда она смотрит и говорит, что очень мило, — это, конечно, здорово, но после ее «Wow», я поняла, что мои работы ей действительно понравились.

Расскажите о вашей работе над кампанией для Mercedes-Benz Fashion Week Kiev.

Мы снимали Аллу Костромичеву в том видении, каким видят свой стиль разные дизайнеры. Считаю, что результат получился отличным.

А видение какого дизайнера вам понравилось наиболее?

Результаты мне понравились все. Но в плане подготовки к съемке меня впечатлил Саша Каневский. На мой взгляд, он внес настоящий fresh в общий результат.

Как вы считаете, насколько важна роль стилиста при создании editorial?

Очень важна. От него зависит 50% готового материала. Может быть, даже больше. Иногда бывает, что одна вещь или один момент решают все. Я знаю в Украине достаточное число стилистов, которые могут создать потрясающую съемку. Тем не менее, очень часто я сама стилизую свои съемки — просто потому, что не могу доверить этот процесс кому-то еще. Например, мне недавно предложили принять участие в одной фотовыставке, которая пройдет в Ницце. Думаю, что с работой стилиста справлюсь самостоятельно — у меня есть кое-какие планы и идеи на этот счет и, мне кажется, другой человек не поймет меня до конца.

А бывало такое?

Бывало всякое. Например, был у меня однажды случай, — приезжает стилист на съемку с кучей вещей и говорит: «Ну что, Саш, выбирай!». Думаю, что такого человека даже стилистом трудно назвать, — это служба доставки какая-то. Есть еще такие стилисты, которые сами все делают и еще стараются учить моделей, как им работать, какую фотографию они хотят видеть.
Мне нравится, когда стилисты говорят, мол «Я хочу, чтобы на фотографии данная вещь выглядела так», когда человек следит за тем, чтобы все выглядело хорошо. Тогда я вижу, что он действительно работает.

Можете рассказать о процессе съемки. Это бывает похоже на знаменитый момент фильма «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони, где актер, исполняющий роль Дэвида Бейли, фотографирует модель Верушку?

Не могу сказать, что так же или не так же. Для меня каждая съемка индивидуальна. Иногда проходит все ровно и хорошо, а иногда я впадаю в настоящую агонию, как бы пафосно это не звучало. В такие моменты, у меня, буквально, повышается температура. Это потрясающее чувство, ради которого стоит жить. Процесс съемки – это на самом деле очень классная штука. У меня, как у фотографа, во время съемки возникает такое чувство, будто я не живу. Я полностью растворяюсь в процессе. Не холодно, ничего не болит, ничего не мешает. Однажды был такой случай, во время съемки мне пришлось стоять на очень маленьком выступе на высоте третьего этажа. Мне было абсолютно все равно, что со мной случится. Пока я не сделала заветный кадр, мысль о том, что я могу упасть и разбиться меня вообще не заботила.

Тот самый рискованный кадр

Расскажите о том, что вас вдохновляет?

О вдохновении я могу говорить часами. Никогда не понимала людей, которые говорят: «Я не знаю, чем мне вдохновиться. Помогите». Таким людям единственный совет, который можно дать – это «Откройте глаза!». Вдохновение можно найти в чем угодно. Около двух лет назад я впервые познакомилась с поэзией Сапфо. Однако вдохновение на съемку от ее поэзии пришло мне лишь два дня назад. Ничего не проходит бесследно. Также неиссякаемыми источниками вдохновения для меня являются режиссеры, художники, писатели и музыка.

Я всегда считал, что фотографы вдохновляются чем-то визуальным, так сказать. Мне никогда даже в голову не приходило, что поэзия тоже вдохновляет на создание фотографии.

 Книга – это как телевизор на странице. То же самое и с музыкой. Однажды на создание съемки меня вдохновил Канье Уэст. Ты удивлен?

Честно признаться, да.

Я тоже никогда в жизни бы не поверила, что меня на съемку может вдохновить рэп. Канье Уэст, конечно, не вдохновил меня на какую-то жесткую съемку в стиле «негров, широких штанов и огромного количества украшений». Те ощущения, которые я испытываю при прослушивании его песен, являются для меня вдохновением последние два месяца.

Вернемся к более традиционному источнику вдохновения – кинематографу. Можете назвать режиссеров, фильмы которых вас вдохновляют?

Последнее для меня открытие – это режиссер Джон Уотерс. Создатель таких фильмов, как «Плакса» с Джонни Деппом, «Розовый фламинго». Его видения красоты, эстетики и уродства – для меня сейчас очень близки. Также Стэнли Кубрик – никогда не забуду своих ощущений после просмотра фильма «Сияние». Квентин Тарантино – его, думаю, стоило поставить на второе место. Меня привлекают даже не бои, сцены крови и трэша в его фильмах, а более тонкие и чувствительные моменты, например, его видение женской сексуальности. Если я и научилась какой-то сексуальности в фотографии, то это лишь благодаря Тарантино.

 

Недавно мы всей редакцией «Недели моды» пообщались с Аллой Костромичевой. На вопрос о ее начинаниях в моде, Дарья Шаповалова процитировала вас: «Зачем пробираться на какую-то вечеринку сегодня, если через год меня туда пригласят лично».

Я не хочу быть сейчас в том месте, где меня не хотят видеть, где бы это ни было. Мне абсолютно наплевать, как от этого изменится моя жизнь. Повторюсь, — пройдет год или два и меня пригласят на вечеринку — меня встретят и скажут: «Саша, мы рады тебя видеть». Я не хочу быть где-либо, раньше времени.

Расскажите о том, как вы отдыхаете. Существует шутка про фотографов, мол, на работе он фотографирует обнаженных женщин, а отдыхает – фотографируя бабочек и цветочки. Конечно, это больше касается фотографов-мужчин, но тем не менее.

 Когда я не работаю, я снимаю для себя. В итоге – фотографии попадают в какой-то журнал. Но когда я без фотоаппарата в руках, скажем так, я провожу время с друзьями, со своими близкими.

То есть отдых для вас может быть и без фотоаппарата?

 Конечно. Чтобы сделать что-то крутое, нужно в себе накопить силу, чтобы получился целостный образ, не так, что «там пощелкал, тут пощелкал», а в итоге – ерунда. Фотографу очень важно аккумулировать энергию.

Когда вы снимаете, трудно ли раскрыть, как личность, модель?

 Никого я не раскрываю, — я делаю с людьми то, что я хочу делать.

То есть модели – для вас лишь субстанция, из которой вы творите, что хотите?

 Да. Извращаюсь, как хочу. Именно за это я и люблю свою профессию.

А когда вы снимаете, например, более-менее близкого вам человека, не бывало того, что они начинают просить: «Сними меня по-другому»?

 Нет. Они полностью ко мне прислушиваются. Я говорю: «Сейчас ты делаешь так. Становишься так и делаешь эдак».

Личные отношения оставляете вне работы?

 Да. Это абсолютно нормально. Раньше было несколько сложнее, но сейчас я добилась заслуженного доверия. Это очень здорово. Я чувствую это доверие и со стороны журналов, и со стороны моделей. И с Дарьей Шаповаловой, я считаю, получилась классная съемка, которую мы сделали в Париже, потому что было обоюдное доверие.

Дарья прислушивается к вашим советам?

 Да, она очень хорошая. Из всех моих моделей, которые моделями на самом деле не являются, Дарья самая любимая.

А вы можете назвать ее своей музой?

 В каком-то плане да.

А есть ли у вас музы, вообще?

 Есть. Это можно «прочитать» по количеству съемок, которые я делаю с одной и той же моделью. Ее зовут Лола, мы сделали вместе около двадцати съемок – я никогда никого так много не снимала.

А есть кумиры среди фотографов?

 Да, безусловно. Очень много. Когда я слышу фразу вроде «Никогда не видел фотографий, лучше твоих», мне сразу хочется дать в лоб этому человеку. Зайдите в интернет и посмотрите фотографии гениев.

Стиль какого фотографа вам ближе? Ведь все они разные, — например, Паоло Роверси снимает в своем стиле, который стал уже знаковым. Дэвид ЛаШапель – это больше сюрреализм и китч. Фотографии того же Ричардсона – это ядерная смесь трэша и гламура.

 Я понимаю, о чем ты говоришь. Меня вдохновляют все вышеупомянутые тобой фотографы, несмотря на то, что они совершенно разные.

Мне кажется, что вам все же ближе Роверси.

Глядя на эту фотографию, можно подумать, что я близка к Роверси.

Но, например, это фото совершенно не в духе Роверси, тут ближе Терри Ричардсон.

А вот фото из этой же съемки.

Тут уж ближе к Юргену Теллеру.

Кстати, эта съемка и вдохновлена работами Теллера. Спасибо, что понял — значит, все вышло. Я в какой-то момент решила, что раз они меня все вдохновляют, я не могу выделить кого-то одного. Мне кажется, от каждого я беру что-то свое. Я не пытаюсь копировать их работы, я ими вдохновляюсь. И вот так «по ниточке, по ниточке» и рождается собственный стиль. Пока я молодая, мои фотографии взрослеют вместе со мной — например, если год назад я хотела фотографировать девочку с розами в руках, то сегодня мне ближе фотография, где эти розочки будут у девушки в интимном месте. С подобными трансформациями и формируется, я считаю, собственный стиль.

Как вы относитесь к тому, что появилась такая тенденция: «Главное не что фотографируют, а кто фотографирует». Буквально вчера видел фотографии Миранды Керр, сделанные ее мужем, актером Орландо Блумом. Совершенно посредственные, на мой взгляд, фотографии, но, тем не менее, они стали рекламной кампанией Rag & Bone.

 Не видела этих фотографий, но я понимаю, о чем ты говоришь. Это просто пиар. Банальная коммерция. Но, кстати, съемку Анджелины Джоли, сделанную Брэдом Питтом, считаю очень крутой.

Съемка крутая лишь своей «домашностью».

 Да. Но ведь Питт и не претендует на звание великого фотографа. Он сумел показать Джоли такой, какой ее никто и никогда не видел. Но просто пользоваться именем, мол, снял вот такой вот крутой актер или певец — это я считаю убогим.

А как вам вездесущий Карл Лагерфельд в роли фотографа?

 Не могу сказать, что я, как от фотографа, от него в восторге. Есть несколько эдиториалов, которые я люблю, например, съемка Лары Стоун в Венеции. Но рекламные кампании Chanel мне смотреть неинтересно. Всегда одна и та же композиция — максимум, что меняется, это месторасположение модели.

К вам подходят люди с просьбой «Научи меня фотографировать!»? Что вы им отвечаете?

 Процитирую Фаину Раневскую: «Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!».

Этому нельзя научиться?

 Нет. Можно выучить технические моменты, но если у тебя этого нет, то оно и не появится — попробуй себя в чем-то другом.

Интервью — Александр Коптев

 

Смотрите также:

Paris Fashion Week. Саша Самсонова для Недели моды