Интервью

«Принципы создания одежды вытекают из мужской моды». Вся правда о Рей Кавакубо и Comme des Garçons

Екатерина Попова
rei

Сорок лет назад дизайнер и основатель бренда Comme des Garçons Рей Кавакубо начала создавать взрывную, стирающую гендерные границы радикальную одежду для мужчин. И делает это до сих пор.


Однажды рано утром в начале апреля, когда сакура в Токио стояла вся в цвету, 100 с лишним человек собрались у входа в анонимное офисное здание в изящном и спокойном районе Аояма, известном своими дизайнерскими магазинами и дорогими французскими ресторанами. На фоне фасада здания (кирпичного, приземистого и ничем особо не выделяющегося) люди, прорывающиеся внутрь, были как розовые лепестки, украсившие тротуары города, которые просто невозможно проигнорировать. Одни из них были похожи на религиозных фундаменталистов или на фигуры, сошедшие  с портретов XVI века, другие – на массовку из фильма «Дорога» (1954). Они кивали и придерживали друг перед другом двери, но оставались молчаливыми и неулыбчивыми.

Четыре раза в год Comme des Garçons, авангардистская японская модная марка, основанная Рей Кавакубо в 1969-м, устраивает шоу исключительно для собственных сотрудников: администраторов и управляющих отделом кадров – тех людей, которые не летают в Париж на Недели моды, но согласно строгим нормам, установленным их работодателем, должны быть отлично осведомлены обо всех аспектах эстетического порядка. Подиум обрамлен рядами пластиковых складных стульев, которые расставлены в устеленных серыми коврами конференц-залах с  мерцающими люминесцентными лампами. Там модели при полном параде демонстрируют наработки сезона – за тысячу миль от Парижа и на месяц отставая от графика в модной столице мира.

Spring 2019

Сами модели выглядят неуместными, порой даже чересчур. С их тюлевыми юбками и обернутыми в пластик головами они похожи на персонажей, возникших в голове Льюиса Кэрролла. И как бы трудно ни было сконцентрировать на них внимание, взгляд цепляется за десяток сотрудников, каждый из которых с головы до ног одет в Comme des Garçons – ни дать ни взять группа идеологов в засаде. Тут и челки, и практически полное отсутствие украшений, и длинные многослойные юбки, масса длинных носков, обувь на плоской подошве и крупные отложные воротнички. В своих образах они смешивают сезоны и линии (под маркой Comme des Garçons их 18), создав головокружительный эффект: мужчины в женской одежде, а женщины – в мужской.

Когда у преданного бренду публициста, одетого в расшитые блестками баскетбольные шорты цвета гравия для аквариума, спросили, специально ли его коллеги так нарядились для шоу, он посмотрел в замешательстве, едва сдерживая смех, и с едва уловимым сожалением ответил: «Нет! Мы всегда так выглядим».

5bbb64b5370665e24eb4975b72796b4e

Кавакубо представила мужскую одежду в 1978 году, спустя почти 10 лет после того, как она основала Comme des Garçons. Линия мгновенно стала популярной – частично благодаря быстро развивающейся японской экономике (о чем пишет Дэвид Маркс в своей книге Ametora: How Japan Saved American Style), наполнившей кредитными картами карманы молодежи среднего класса и давшей им возможность позволить себе Comme des Garçons и столь же дорогую нестандартную одежду.

Первые мужские костюмы Дома были плохо сшитыми и невзрачными, напоминающими second hand, который когда-то избегала модная элита. За годы до того, как нью-йоркская авангардная марка Eckhaus Latta начала выводить на подиум живописцев, беременных моделей и художников перформанса, в мужских показах Рей Кавакубо принимали участие Жан-Мишель Баския (1987), Франческо Клементе (1989), Джон Малкович (1990), Деннис Хоппер (1991) и Мэтт Диллон (1991). А в 1993 году по подиуму прошелся пьяный в стельку Роберт Раушенберг. Среди поклонников бренда много известных мужчин: Джон Уотерс, который в возрасте 46 лет был моделью для Comme des Garçons в Париже; писатель Дэвид Седарис, который признался в непреодолимой тяге к покупке клоунских кюлотов бренда;  Фрэнк Оушен, который назвал в честь компании песню. А еще Джаред Лето, Джеймс Харден, Дэвид Диггс и Канье Уэст. «Мне нравится описывать Come des Garçons с позици не ‘почему’, а ‘как’, – говорит Кен Утака, 48-летний нью-йоркский внештатный лекальщик (будучи родом из Японии, Утака носит бренд с 15 лет). – Вопрос заключается не в том, почему они сделали что-то таким странным образом, а в том, как они это сделали».

343454653564 343454653564686

То, о чем хочется спросить у Кавакубо в первую очередь, – это как она создает одежду для мужчин, что она думает о маскулинности в 2018 году и чем создание мужской одежды отличается от женской. На серьезные прямые ответы никто не рассчитывает, ведь Рей известна своими афористическими высказываниями (например, «Пустота важна») и анахроническим, потусторонним воплощением того, каково это – быть гением (однажды в ответ на вопрос журналиста Кавакубо нарисовала круг на листке бумаги и ушла).

«Мужчины, похоже, имеют больше мужества попробовать что-то новое, и не только в Японии, но и во всем мире», – сказала она, задавшись вопросом вслух, почему женщины стали такими «тихими» и почему сегодня вещи с показов покупают и носят именно мужчины. Женщины стали более консервативными. «Это немного расстраивает, – делится своими мыслями Кавакубо. – Если у вас есть понимание, в чем дело, это могло бы помочь с моим бизнесом».

Естественно, есть женщины, которые считают себя поклонницами Comme des Garçons (на первых порах в Токио их называли «вороны», так как Кавакубо и ее последователи преданны черному цвету), однако компания занимает отдельное место в сердцах мужчин. «Это самый захватывающий бренд, с которым я когда-либо сталкивался», – говорит Лейн Сподек, 28-летний сотрудник отдела продаж нью-йоркского филиала магазина высокой моды Totokaelo. «Самое лучшее в одежде Comme des Garçons – это то, как она сидит. Независимо от того, насколько странно она выглядит, на теле она ощущается очень естественно и скроена  практично», – вторит ему Утака.

1116103

Рей Кавакубо описывает мужскую аудиторию Comme des Garçons как студентов и мужчин творческих профессий. «Любой, кто не испытывает свободу в работе, вероятно, не носит нашу одежду». Она признает, что так называемые правила мужской одежды (приглушенные цвета, костюмные ткани, профессиональные силуэты) делают дизайн одежды для мужчин более интересным. «Принципы создания одежды вытекают из мужской моды», – говорит Кавакубо.

Этот прагматизм является наиболее традиционной маскулинной особенностью одежды Кавакубо для мужчин. Те, кто носит Comme des Garçons, склонны говорить о том, что одежда не кажется им новой, даже когда так и есть на самом деле: примеряешь куртку с биркой, и складывается впечатление, что она висела в шкафу много лет. Кевин Херн, 49-летний музыкант и клавишник канадской рок-группы Barenaked Ladies и давний клиент Comme des Garçons, говорит, что одежда Кавакубо «кажется музыкальной, будто каждая вещь – песня, которая привносит в мир цвет, радость и изобретательность».

rei-kawakubo-comme-des-garcons-met-exhibition-4-750x500

Мужская страсть к Comme des Garçons, по крайней мере частично, объясняется своего рода благодарностью за ее нейтрально-гендерный подход к дизайну одежды, ставший довольно популярным в последние годы, однако Кавакубо одна из первых начала применять его на практике. Она приблизила пиджаки к пропорциям Chanel, пошила солидные (никакое другое слово не подходит) юбки из габардина и украсила рубашки школьными воротничками. Она предоставила мужчинам возможность выделиться из массы, но при этом все еще оставаться в ней. В течение целого столетия в мужской моде редко случались инновации – устойчивый, неизменный, консервативный стиль удобной и долговечной одежды. Потом внезапно, как волшебница, появляется Каваубо с новым, свободным взглядом на внешний вид, изменившим не только моду, но и саму маскулинность (хоть и в небольших масштабах). Сейчас, спустя 40 лет после того, как она начала разрабатывать мужскую одежду, наследники ее философии – Том Браун, Раф Симонс, Крейг Грин и многие другие – буквально везде. Ее время наконец настало.

2016-03-10-March-ReiKawakubo-Styleinsider-13

Рей Кавакубо любит настаивать, что прежде всего она businesswoman. В каком-то смысле это так и есть (годовой оборот всех ее марок оценивается в $300 миллионов – Кавакубо полностью владеет 135 магазинами), но в то же время это неточное заявление. «Большинство компаний думают о развитии и росте только с точки зрения результата, и, возможно, Come des Garçons как раз и отличается тем, что суть бизнеса необязательно заключается в том, что вы можете или не можете продать, ведь наш бизнес – это создание одежды», – говорит Кавакубо. Рей признает, что выход ее бренда на мужской рынок был практическим решением, а не творческим. Но она тут же добавляет: «Мне часто кажется, что это самый трудный способ ведения бизнеса. Не так-то и легко продавать идеи, особенно те, к которым люди не привыкли». Каждый выбор, который она делает (даже если это относится к корпоративной структуре), «основан на эстетических ценностях».

9df6d5a341aba9062bb9fac5f69e5221

Нравится ей это или нет, но продукцию компании Ковакубо по большей части покупают и ценят прежде всего как искусство. И, увидев на улице человека, одетого в Comme des Garçons, задаешься вопросом, не демонстрирует ли мода более явную гражданскую позицию и политичность человека, чем искусство. В отличие от картины, приобретенной в галерее и висящей дома на стене, одежда Comme des Garçons действительно циркулирует по миру, сталкиваясь с людьми (приводя их в восторг либо вызывая смятение или раздражение), которые никогда не хотели или не стали бы ее надевать.

На вопрос: «Есть ли на свете мужчина, дизайном одежды которого вы хотели бы заняться, но вам этого сделать никак не удавалось?» – Рей Кавакубо отвечает, качая головой: «Глупый вопрос».

Sara-Grace-Wallerstedt-Editorial04-768x1008-750x984

Sara-Grace-Wallerstedt-Editorial06-768x1008-750x984


Источник:  The New York Times Style Magazine


Читайте также:

«Она не терпит компромиссов»: что говорят друзья о Рей Кавакубо