Интервью

«Все сбывается. Классно строить мосты, а не границы» – MONATIK о туре по Америке, Фаррелле Уильямсе, успехе и новой эре в музыке

Екатерина Попова
Untitled-1

О Диме Монатике сегодня знают все: имя 31-летнего певца, композитора и танцора сейчас у всех на устах, а его достижения – участие во многих музыкальных проектах, работа в качестве тренера в вокальном проекте «Голос. Діти» и выступление на Евровидении-2017 – говорят о том, что у артиста есть чему поучиться, а успехам Димы может позавидовать даже опытный музыкант. Вдохновляющего и жизнерадостного Монатика нельзя не любить, его творчество искрится легкостью и позитивом. «Я всегда стараюсь говорить о добром в такое серое время. Если ты пришел на концерт, тебе хочется получить заряд энергии», – говорит музыкант. Дарья Шаповалова пообщалась с Димой в рамках проекта #LiveInstagramShow о концертном туре по Америке, пути к успеху, барьере сцены и многом другом.


Как вам Америка, Дима?

Мне нравится, она очень разная. Благо, что удалось посетить много городов, Сан-Франциско – наш крайний в этом туре. Запланировано было семь, но посещение Орландо, – это была наша инициатива. Так как я давно мечтал увидеть парк Universal Studios, ощутить все эти эмоции, которые он дарит. Я очень много о нем слышал. И вот мы с командой собрались, взяли машину на прокат и махнули из Майями в Орландо. Это было такое крутое приключение! Это то, что остается с тобой навсегда, на всю жизнь. И оно стоит того, потому что за 6 часов, которые у нас были, мы испытали все: мы смеялись, плакали, кричали, бежали, догоняли, злились. Мы пережили все эмоции, которые может пережить человек за 6 часов! Круто, что в Америке можно получить такие эмоции. Мы начали тур с Нью-Йорка – это тот город, который запоминается навсегда. Я не могу сказать, что ожидал увидеть его другим. Я его себе таким и представлял – шумным, быстрым, огромным, разным. Это все для меня в первый раз, поэтому мои глаза превращаются в фотоаппарат, и я пытаюсь запечатлеть все. Часто ловлю себя на мысли: когда в телефоне что-то записываю или смотрю в Instagram, я убираю гаджет, потому что хочется все это максимально запомнить. Даже когда дорога скучная и длинная в машине, ты все равно пытаешься запомнить все вокруг.

#NewYorkЗвучит #Monateam

A post shared by Dmitriy Monatik (@monatik_official) on

Что в Нью-Йорке больше всего понравилось?

Я бы на первое место выдвинул иммерсивный театр. Новое для меня слово. (Улыбается.) Называется Sleep no more.

Вы ходили на Sleep No more? Класс! Расскажи, как это было?

Просто восторг. Это до сих пор одно из самых ярких впечатлений, хоть я и могу сопоставить его с Universal Studios, но он более радужный, а Sleep No more психологически давит, но в этом есть своя крутизна. Не хочу спойлерить, поэтому просто скажу, что, если вы ищете эмоций, там вы их получите однозначно. И эти эмоции будут очень неоднозначными, спорными. У меня есть много друзей, которые говорили, что Sleep No more нужно посетить обязательно. И как только мы приехали в Америку, мы уже взяли билет, мы знали, что мы пойдем и это будет наш первый must see. Оно не то чтобы оправдало, но и превзошло все ожидания. Люди ходят туда по 7-10 раз, дабы все связать воедино. Немного объясню: это театр, в который ты вовлечен, ты в маске, и никто тебя «не видит». Актеры играют возле тебя, ты выбираешь актера, за которым ты ходишь. В принципе, сложно связать все в одну историю, понять, о чем она, и играют они потрясающе. Там бывают очень тревожные моменты, ты полностью вовлечен в атмосферу, в общем, – это надо увидеть и прочувствовать самому.

fgfdbfjs

Потом мы посетили классику: «Чикаго». Я полюбил мюзиклы относительно недавно, ранее я просто к этому относился, а с возрастом понял, что это очень большой человеческий труд, столько работы проделано – потрясающе! Мы подсели на мюзиклы в Лондоне, наверное, самый известный, который обязательно стоит посмотреть, – это «Король Лев». После этого пошло-поехало, друг за другом мюзиклы посещали – и вот «Чикаго» в Нью-Йорке. Это был первый день, когда мы только прилетели, но мы не могли себе позволить идти спать, потому что столько всего нужно было успеть увидеть. Артисты нас пробудили своей игрой. Там есть просто потрясающая актриса, которая так играла, пела и танцевала – взгляд не отвести. Это всегда для меня очень большие мастер-классы, поэтому я все максимально впитывал. Мы посетили музей MoMA – восторг: оригинальные Энди Уорхол, Ван Гог – это тоже передает атмосферу. Мне безумно нравится поп-арт.

#MoMa #vincentvangogh

A post shared by Dmitriy Monatik (@monatik_official) on

Нью-Йорк мне сам по себе очень интересен. Запомнилось, как ты выходишь в 6 утра в Нью-Йорке, а он не спит, он шумит, кажется, он вообще не ложится спать. Там вообще нет тишины, а я человек, который иногда все-таки любит и требует тишину. Также, мы побывали в музее 9/11 в Нью-Йорке – тревожное место, энергетика безумно сложная. Выходишь оттуда с такой тучей и не знаешь, как ее развеять. Очень угнетает, но это нужно было увидеть, ведь это часть истории города.

После Нью-Йорка мы отправились в Филадельфию, которая запомнилась отелем и концертом — он был потрясающий.

Что было после Филадельфии?

Был Торонто, Канада. Там у нас тоже было полтора дня, поэтому особо о Канаде мне рассказать нечего, но Торонто – город очень красивый, интересный. И там – очень вкусно!

Потому что там Ukrainian community большая. (Улыбается.)

Да, очень большая! И это был тоже такой крутой концерт, по энергетике очень громкий. Кто бы мог подумать, что так далеко можно чувствовать себя на концертах как дома. Это то, что потрясло меня в поездке.

Какой самый большой концерт был по количеству людей?

Они все были более-менее равны. Это все клубы человек на 800, потому что мы впервые приехали. Но они, как правило, в sold out, а это нас очень радует. Значит, можно в следующий раз, став взрослее и набрав материала, опыта, приехать в залы побольше – почему бы и нет?

28430339_426311511115890_5068425145765330944_n

Не просто можно, а нужно!

Да, есть к чему стремиться. Тут много людей, они жаждут услышать нашу музыку, made in Ukraine. И мы готовы пересекать океан, чтобы увидеть эти глаза и пережить эти эмоции. Наши концерты проходят очень эмоционально.

Вдохновляет такое количество эмоций на творчество?

Очень! Я уже несколько стихов написал здесь, будучи в Майами, где мы были 4 дня. Этот город как раз удалось очень хорошо изучить. Я был потрясен Wynwood walls – мне безумно импонирует идея пространство, которое сконструировано из простых гаражей, куда пустили street art. А современные художники в свою очередь сделали из него творческое достояние. Идешь там – и чувствуешь себя в красках. Это очень красиво, невозможно налюбоваться галереей новых художников, мыслящих «вне коробки», выходящих за рамки.

#WynwoodWalls #MONATIKUSAtour2018

A post shared by Dmitriy Monatik (@monatik_official) on

Теперь Майами ассоциируется у тебя с искусством?

Да, именно с Wynwood walls – это коронное место. Мы ездили туда два раза, потому что хотелось еще и еще.

После Майами вы куда полетели?

Помню, когда приехали в Майами, этот шум океана… Кстати, это первый раз, когда я встретил океан, когда искупался в нем. Поэтому этот тур – очень значимая поездка для меня. Вот этот океан эмоций, в который ты ныряешь. Я рад, что у меня это произошло в том возрасте, когда это более осмысленно оцениваешь. Мне кажется, все приходит постепенно, когда нужно. Я получил ну просто огромное удовольствие от океана, его шума, его силы. В сравнении с другими стихиями он, конечно, мощный.

Чувствую, у тебя начнется новый период в творчестве после этой поездки.

Да, он, в принципе, уже начался, но это однозначно тот океан эмоций, который нужно будет «выливать» во что-то. Я здесь наполняюсь декорациями, эмоциями, общением. Очень много знакомых встречаю на концертах. Вчера в Лос-Анджелесе приходили люди, которых я не видел 10 лет.

Прекрасные новости!!! #MONATIK #USA #TOUR #USAзвучит

A post shared by Dmitriy Monatik (@monatik_official) on

И как тебе Лос-Анджелес? Это же главная столица музыки и творчества.

Лос-Анджелес встретил нас дождем, что очень удивительно. Мы были максимально полезными в этот день, потому что мы приехали с Vitamin D, в этот день Лос-Анджелесу его не хватало, поэтому мокрый день превратился в жаркий вечер, мы все для этого сделали. (Улыбается.) И здесь тоже был незабываемый концерт.  Пробежались по «Аллее славы» – мне было важно для меня – найти звезду Майкла Джексона. «Аллею славы» я представлял себе совершенно другой: я ожидал, что она будет шире, больше, но она оказалась гораздо меньше, чем нам показывают.

Вообще интересно побывать в этой атмосфере, интересно посмотреть своими глазами, как живут здесь люди. И лететь не так далеко, как оказалось. В Шанхай мы летели гораздо дольше.

28435198_1330894610343714_5067143776632307712_n

А в Шанхае у тебя тоже концерт был?

Там было одно мероприятие. Мне пришло приглашение от Фаррелла Уильямса – он и его команда делали спецпроект с брендом коньяка в присутствии 100 избранных людей из разных стран мира. Они собирали музыкантов со всех точек мира, и одним из них оказался я. Пришло приглашение, и я посчитал глупостью не принять его.

А ты познакомился с Фарреллом Уильямсом?

Я не успел. Это такая история. (Смеется.) Я встретил его еще до самого мероприятия – гораздо раньше, катаясь на экскурсионном автобусе. Экскурсовод рассказывал о домах 2007 года постройки, и мне немного неудобно слушать про «достопримечательности», которые младше, чем я. Выпрыгнули возле какого-то первого попавшегося молла и, проходя мимо магазина Celine, увидели Фаррелла с женой и ребенком.

Fashion все-таки объединяет – я столько раз об этом думала. (Смеется.)

У меня такая внутренняя борьба была в тот момент: подойти – не подойти. В итоге не подошел. Почему? Солидарность. Я просто знаю, что он на отдыхе, он с семьей, что-то выбирает, он в Шанхае, и вот что-то внутри меня не пустило, хотя можно было просто пожать руку и сказать «Спасибо за вдохновение, пример во многом». Я подумал, что помешаю ему отдыхать, а это неправильно. Ну а во второй день я уже не успел: было всего 100 человек, они все побежали туда, а он спешил, я не хотел пробираться, драться. Я подумал, что это, во-первых, очень хороший урок, что все-таки нужно действовать, если судьба дарит шанс, не нужно себе отказывать и искать оправдание.

26371253_1513480232083915_1748371441197252608_n

Я тебя понимаю, ты ведь тоже артист и был в таких ситуациях сто миллионов раз. У человека есть личное пространство, ты бываешь с детьми, женой, и тебе хочется просто с ними побыть. Но с другой стороны, в истории с Фареллом – думаешь, что надо было подойти!

Да, вот такая борьба и произошла. Победила солидарность артиста, но все-таки мы никогда не узнаем, как нужно было поступить, я поймал себя только на мысли, что наша встреча и знакомство должны произойти в других обстоятельствах.

Ты веришь, что жизнь может дать второй шанс, если ты не воспользовался первым?

Конечно, более того, я верю, что ничего не происходит просто так. И если что-то не получилось тогда, то это только для того, чтобы гораздо лучше получилось в следующий раз.

А что было самое сложное на пути к твоему успеху?

Это очень тернистый путь, но безумно интересный. Когда ты идешь к тому, что искренне любишь, тебе эти все преграды не то чтобы в удовольствие, это потрясающие уроки, которые ты пытаешься наматывать на ус. Начнем с переезда – было очень сложно покинуть город и переехать. После института я не знал, куда себя деть, потому что закончил юридический, посидел на алиментах в исполнительной службе Волынской области, попрактиковался (это было в 21 год) и понял, что это абсолютно не мое. Я знал, что я хочу заниматься музыкой, и я это делал, но я скрывал ее под ракушкой, и мне казалось, что это мое, не мог никому показать, что я пишу.

Ты стеснялся или не верил в себя?

Это, наверное, от недоверия к себе в первую очередь как к автору. То есть ты не знаешь, хорошо это или плохо. Но никогда не узнаешь, если не покажешь, – вот это вторая сторона медали. И тогда не так был развит интернет, когда ты можешь закинуть и спросить: «Как вам?» Все держал в себе, но на меня подействовала реклама проектов, которая крутилась везде: «Фабрика звезд». Эти проекты могут дать какой-то пинок, не открыть дверь к мечте, потому что туда нужно идти с желанием учиться, а не желанием становиться звездой. Нужно идти с желанием и пониманием, что такое быть артистом, – нужно тебе это или нет. Вот я с таким желанием туда и шел. Много кастингов проходил, меня нигде не брали, никто не верил. Даже с Константином Меладзе мы недавно общались, (судьба улыбнулась, мы работаем вместе над некоторыми песнями). Он гениальный человек, работать с которым – большая честь. И даже ему я напомнил, что он не пропустил меня на кастинг. А он сказал: «Да этого не может быть!» (Смеется.) Мне, конечно, приятно, но это просто такая классная история, когда через много лет вспоминаешь все со смехом. Это весело вспоминать сейчас.

Весело, потому что все потом сложилось очень хорошо.

Да, скорее всего, так и есть. В таком случае тернистый путь становится хорошим воспоминанием, определенными ступенями. Их было очень много – вначале был барьер сцены, потом барьер прямого эфира…

@m1_ukraine #live #performance #vitaminD

A post shared by Dmitriy Monatik (@monatik_official) on

Неужели у тебя был барьер сцены?

Когда вышел прямой эфир, я музыку не слышал, у меня так сильно билось сердце, я слышал сердцебиение в ушах. Губы открывались только потому, что я зубрил днями и ночами песню, потому что очень переживал. В итоге это хорошо сработало, потому что мышечная память начала работать и звук извлекался сам по себе, я его не контролировал, происходило все на автомате. На пятом прямом эфире ты начинаешь чувствовать ситуацию, видишь, где камера, кто как смотрит – то есть это все дело практики. Также ничего не получится без команды. Никогда. Ты можешь быть самым гениальным человеком, но, если ты не командный и рядом нет людей, которые верят в тебя, руки часто опускаются. Особенно когда твои песни не хотят брать на радио, вроде столько сил вложили, делаем вторую, третью, четвертую – нет. И если ты уже альбом выпустил, а он не идет, тогда уже да, руки опускаются. И тут команда, которая верит, она проверяется, и в основном те, кто были со мной вначале, они со мной до сих пор. Сейчас команда только растет, и я этому очень рад. Во всех сферах нужно найти команду, понять, что и как работает. Иногда приходится выходить из творчества, что не очень комфортно, и разбираться немного в smm, pr, коммуникации с поклонниками – это оказалось очень важно. За этим не всегда можно успеть, там должны быть люди, которые умеют это делать, но и ты тоже должен понимать, о чем речь.

Есть ли что-то, чему бы ты хотел или уже учишь весь мир, всех своих поклонников?

Я всегда стараюсь говорить о добром в такое серое время. Есть множество грустных песен, они лежат на полке, я не выпускаю их намеренно. Мне не хочется с этим выходить на сцену, мне не хочется об этом говорить с людьми. Мне кажется, что у нас проблем хватает выше крыши. Если ты пришел на концерт, тебе хочется получить заряд энергии. Вспомнить, что не так все плохо, разные ситуации бывают, но все идет от нашего настроя. Мы часто не можем победить негатив, это нормально. Но хочется, чтобы музыка могла из таких ситуаций доставать, чтобы черно-белый фон приобретал краски. Если это получается – это большая радость. Часто люди пишут слова благодарности, а это очень мотивирует и вдохновляет..

28752366_2022093828078383_4793820278482272256_n

Дарья Шаповалова и Дима Монатик

А как на тебя влияет технологический прогресс? Ведь жизнь артистов в корне изменилась благодаря ему. Каждый может стать популярным, но если ты становишься артистом, ты уже по-другому коммуницируешь. Расскажи, какие самые главные изменения? Ты же начинал, когда этого еще не было (ну чуть-чуть что-то было в YouTube). Как изменилась твоя жизнь, карьера, музыка?

Сегодня музыку легче доносить, особенно когда ты артист со множеством фолловеров. Ты можешь еще кого-то подтянуть, кого-то раскрыть для своих подписчиков.

В этом плане проще. Мне нравится вести Instagram, его я веду сам, а вот в Facebook я вообще не активен. В Twitter меня нет. Instagram мне ближе всего. Я все эмоцию выплескиваю туда и пытаюсь оставить правильные воспоминания, чтобы потом смотреть для себя. Когда буду дедушкой, буду листать, показывать своим детям, внукам, вспоминать все.

А ты отвечаешь людям, тебе же наверняка пишут многие?

Не всегда, просто очень много сообщений. И честно говоря, не всегда их вижу. Но бывает, отвечаю. Там, где я вижу, что я могу быть полезным, могу дать понять человеку, о чем идет речь, – я отвечаю, но это крайне редко.

У меня на концерте в Майами постоянно спрашивали, почему мы не снимаем прямые эфиры. Мы сами задали себе этот вопрос и поняли почему: мы просто еще не привыкли.

4C2A2952 S sm-bw-2

Мы просто живем в такое время, когда можно стать глобальным артистом, даже если английский – не твой родной язык.

В том-то и дело, меня очень удивило, что мы делаем музыку в Украине, я пою на русском языке, иногда на украинском, но благодаря сегодняшним технологиям песни расходятся по всему миру. И мы сделали успешный тур по Америке, который собрал множество людей. Организаторы довольны, мы довольны, люди довольны. То же самое было в Германии (5 городов), в Лондоне. Сейчас будет Испания, Париж. Раньше это было невообразимо для меня. Люди сейчас приходят и знают твою музыку, поют на память слова. К нам приходили американцы, которые не знали языка, но они знали слова песни и подпевали: «Мокрая девочка танцует…» Они сидели в первых рядах, кричали, стучали по сцене. Они просто зазубрили слова. Это круто!

Интересно, как будет через 20 лет. Сейчас в музыкальной индустрии вы можете арендовать песню, не покупая ее. Я уверена, что монетизация музыкальной индустрии сильно изменилась, но зато какой global rich благодаря этому всему.

Сейчас уже другая история. Сейчас важно популяризировать свое и донести именно тем людям, которым это нужно. А это как раз задача СММ-специалистов, которые четко знают, куда нужно давать рекламу о том, что вышла новая музыка артиста, как популяризовать информацию, чтобы музыка набрала максимум охватов и минимум дислайков. Вот поэтому тут уже система по-другому работает.

4C2A2782-bw

А с кем из живущих ныне артистов ты бы хотел сесть, поговорить, посоветоваться?

Их очень много. Если выбрать одного, то на мои вопросы больше всего смог бы ответить Фаррелл. Он создает впечатление человека думающего, создающего, размышляющего. Я поражаюсь тому, как он успевает везде: создать для себя и для других коллекцию кроссовок, что-то сделать для G-Star RAW. И все он успевает, все это связано с творчеством. Он уже написал две книги. А еще и гастроли. Как он успевает все это?

Я допускаю, что Фаррелл – это большая команда людей, в которой есть много подразделений. Лицом этой команды является Фаррелл.

А ты напиши ему на Instagram. Я уверена, что он время от времени заходит туда, так же как и ты.

Я вот писал Andra Day, она мне не ответила. И я писал Флоренс Уэлч, но она мне тоже не ответила. Мы готовили на Voice Ukraine Kids их треки. Данэлия Тулешова, победительница, исполняла их песни: «Rise Up» Andra Day и «Spectrum» Florence the Machine. Я просто просил их посмотреть, потому что это потрясающе, и я уверен, что они были бы в восторге. Любой артист, который увидит ребенка, поющего его песню, не останется равнодушен. Мне очень хотелось, чтобы ее поддержали. Может, это к ним не дошло, хотя я писал пару раз. Но я по себе знаю, что не отвечаю, потому что Direct в Instagram просто завален.

26223010_540494626319961_8601518393675218944_n

Дима Монатик на проекте «Голос. Діти»

Для того чтобы написать Фарреллу, нужен хороший повод. Хотя недавно и океан казался далеко, но в итоге все сбывается. Классно строить мосты, а не границы. Поэтому все может быть.

Хочу сделать комплимент – у тебя все клипы – очень fashion, и я знаю, что их снимает Таня Муиньо. Этот fashion-аспект в свое творчество ты сам всегда хотел привнести?

Дело в том, что мы очень долго искали режиссера. Даже была пауза в три месяца, а для нас это очень долго, ведь мы не привыкли так долго ничего не снимать. И был материал, были классные песни, но я понимал, что, если мы их не визуализируем так, как следует, они утонут, как предыдущие. Надоело, что песни звучат иначе, чем выглядят. Как-то «не дожимали» клипы всегда, вот чего-то не хватало, как-то не та краска, не тот Monatik, которого хотелось видеть.

Я помню, я тогда набрал Таню, держал пальцы крест-накрест, ведь знал, что она не снимает все подряд – это очень мне импонирует в ней. Ей сначала должна понравиться песня. Я выслал ей песню «Выходной» и очень переживал. Она мне прислала СМС: «Бомба! Снимаем!» И когда я пришел на встречу,  было так: она закрыла глаза, замолчала на минуту и сказала: «Я не знаю, но это будет что-то очень красивое!» И это было сказано так честно и с таким горящим взглядом, что я был заинтригован. Первая работа, «Выходной», прошла настолько круто, что мы продолжили сотрудничество. И сделали вместе уже 6 клипов. Вот готовим седьмой.

Таня взяла уже две награды за режиссерство нашей совместной работы. Меня это очень радует, и ее раскрывает как режиссера. Я знаю, что она это не очень любит, но люди должны знать своих героев. Она – гениальная.

Ну и, конечно, коллаборация с Никитой Кузьменко – это очень важно, потому что так, как он может понять мысль Тани, не может никто. Так, как он чувствует танец и людей, мало кто может, я поработал со многими.

И конечно же, есть третий человек – Денис Стульников, который тоже обладает серьезными режиссерскими способностями. Он силен в танце, в том, как показать, преподнести его.

Когда мы собираемся все вместе, выходят вот такие вещи, которые не стыдно детям показать.


Читайте также:

Инфлюенсер Саша Чистова о Неделе моды в Милане, своем Instagram, семье Кардашьян-Дженнер и поколении generation Z