!!!

«Для меня одежда – вопрос внутренней свободы и доверия себе». Гардероб Насти Воган

Диджейка и композиторка Настя Воган ведет насыщенную творческую жизнь. Играет сеты в культовом киевском клубе ∄, пишет музыку, в том числе для показов украинских дизайнеров, является преподавателем и партнеркой в школе электронной музыки Module Exchange с офисами в Киеве и Париже.
Не так давно Настя отыграла свой первый сет в берлинском клубе Anomalie Art Club и через несколько недель снова возвращается в Берлин играть в знаменитом ://about blank.
Алена Нагорная встретилась с Настей Воган, чтобы поговорить о школе, планах, опыте сотрудничества с модной сценой и, конечно, вещах из ее гардероба. 

Настя, расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Сейчас фактически все, чем я занимаюсь, связано с музыкой: я пишу и играю, а кроме этого преподаю и занимаюсь развитием школы Module Exchange — это одно из дел, которое очень увлекло и оказалось неожиданно интересным. 

Ты закончила Одесское училище искусств и культуры имени Данькевича по классу фортепиано, затем аспирантуру по композиции Национальной музыкальной академии имени Чайковского. Как академическое образование помогает тебе в том, чем ты занимаешься сегодня?

Мое академическое образование находится довольно далеко от того, чем я занимаюсь сегодня, но оно оставило свой отпечаток, и он очень существенный. В таком образовании есть свои спорные моменты – консервативность, своего рода непрактичность, но есть и безумно интересные. Оно медленно и долго обкатывает личность, воспитывая чувство, эстетику, вкус, представление об искусстве в целом. Как минимум тем, что усиливает глубину погружения и уровень детализации. Такое образование – роскошь в современном мире. Сегодня, если бы я оказалась на месте моих родителей, которые тогда дали мне возможность свободно выбирать – я бы, вероятно, отправила себя на какой-нибудь MBA (master of business administration, магистр экономического управления). Но мне нравится все, как есть. Мне повезло, что у меня получилось.

Как давно ты начала преподавать в школе Module Exchange и в чем заключается твоя работа в ней? 

Школа существует уже 2 года. Она начиналась с того, что ребята из формации Module делали вечеринки, на которых играли только live-перформансы, без диджей-сетов. В то время на нашей электронной сцене не хватало людей, которые выступали live (вживую). Сначала они обменивались опытом внутри комьюнити, это превратилось в небольшой курс для друзей, а потом появилась школа.

Сперва меня пригласили в качестве лектора. Мне было интересно рассказывать о теории музыки и прочих академических дисциплинах электронным музыкантам, которые не изучали этих вещей. Со временем я поняла, что очень заинтересована в проекте и присоединилась к нему уже в качестве партнера. За это время школа запустила несколько курсов, базовый и продвинутый, провела серию воркшопов с известными артистами, диджеями и даже берлинским букинг-агенством, а также курс по сонграйтингу neo-pop – на нем, к слову, преподает певица Луна. А еще мы запускаем курс для подростков 13-19 лет. На самом деле, процесс обучения в музыке бесконечен. Я сама до сих пор учусь и буду учиться всегда. 

Ты тоже играешь вживую. Какой у тебя был самый длинный live?

Лайвы были до часа, а диджей-сет – четыре. Я уже много раз играла по 4 часа, но пока еще ни разу не пересекала эту черту. Сделать это, и вообще играть долго, – это интересный челлендж. У тебя есть определенный объем музыки и нужно как можно дольше удержать внимание людей. Это вопрос работы с энергией.

Ведь диджей – это тот человек, который проводит своего слушателя по ряду состояний так, чтобы это было логично и интересно для каждого. Это очень о диалоге, об обмене. Возможно поэтому мне скорее интересно работать вне жанровых рамок и миксовать разную музыку, что не всегда бывает понятно неопытному слушателю. 

Как ты стала резидентом клуба на Кирилловской? 
Когда я впервые попала в клуб, первое, что я сказала: «Вау, тут так классно, я хочу здесь играть». Свой первый live на Кирилловской я отыграла на Новый год. Это было еще до локдауна – в 2020. А потом в какой-то момент меня уже пригласили стать резидентом. Конечно, это важно для меня, это большая поддержка во всем, что я делаю. Я ощущаю клуб как очень близкое место, в чем-то дом, а в чем-то playground — лучшее место, чтобы расти. 

Кожаная юбка винтаж, топ Aerobica Athleisure, ботинки Dr.Martens

Этой осенью ты впервые ездила выступать в Берлин, у тебя появились международные букинги. Расскажи о своем опыте работы с букером.

Когда у тебя есть агент, это позволяет тебе заниматься творчеством, а не решать лично логистические или технические вопросы. Букер заботится о твоих правах, что позволяет чувствовать себя более защищено. Наши отношения построены максимально профессионально и при этом очень тепло. За время нашего сотрудничества, я поняла, как важна для артиста такая поддержка.

Мне бы очень хотелось, чтобы в Украине индустрия электронной музыки развивалась в таком же темпе и дальше, или даже еще быстрее. А букинги и работа агента – ее неотъемлемая часть. Индустрия электронной музыки по сути ничем не отличается от любой другой: в ней так же важны правила этики, контракты, стандарты, договоренности.

Ты также пишешь музыку для показов украинских дизайнеров. Когда и как начались твои отношения с модной сценой? 

Свой первый саундтрек я делала для показа Юли Паскаль. Это был электронный кавер на трек “Venus in Furs” Velvet Underground. Мы были совсем юные, все придумали вместе – с удовольствием вспоминаю эту коллаборацию. Потом я писала для Антона Белинского и для Светы Бевзы. С Бевзой мы работаем несколько сезонов и каждый раз получается удивительный результат. Еще был совместный проект Bevza и бренда Нади Шаповал Nadiia, – они снимали фильм, к которому я писала музыку. Мне очень понравился этот опыт – было много свободы, и мы много концентрировались на звуке.

Мне хотелось бы продолжать писать для показов. Идеально было бы написать музыку для шоу Gucci и, конечно, Raf Simons. Это те бренды, которые мне максимально близки по настроению.

Мне очень нравятся сказочные прослойки разных миров, о которых говорит Алессандро Микеле, многоуровневые штуки Рафа, – такое нагромождение смыслов привлекает. Очень много смелости и нарушения границ. Мне тоже нравится работать со смыслами – это очень важно для меня. 

А ты следишь за тем, кто из твоих коллег сотрудничает с модными брендами?

Это отследить сложно. Очень часто музыка к показам остается no name, но радует, что сегодня все больше внимания начинают уделять этой неотъемлемой части. Мне нравятся работы Plastic Man, который активно работает с Prada и Raf Simons, а также то, что на показе Gucci звучит Caterina Barbieri.

Какое у тебя отношение к одежде? Нравится ли тебе наряжаться? 

На самом деле, наряжаться я очень люблю. Мне нравится проявляться по-разному, но я очень редко это делаю, потому что вся моя одежда больше похожа на униформу. 

Ключевые элементы твоего гардероба – это…

Я часто ношу черные высокие гольфы. 1000% – это Мартинсы. Я ношу их зимой и летом, мне так комфортно. Некоторые мои друзья говорят: «О, Господи, пожалуйста, сделай что-нибудь с этой привычкой» (смеется). Так я купила себе кроссовки. Но я долго не могла выбрать, какие мне нравятся.

Какие кроссовки тебе нравятся?

Мне долго не нравились вообще никакие. Купила Raf Simons – они очень классные. К слову, если бы я выбирала вторую пару, то это были бы черные Margiela Fusion, словно залитые клеем. Это просто нереально красиво. Еще я все время хожу с рюкзаком.

С рюкзаком Raf Simons?
Да, этот рюкзак – из коллекции 2018 года. Я сразу его хотела, но не купила. А когда его уже не было в продаже, нашла на eBay. Он шел ко мне целых три месяца, это было супер долго. Но на тот момент он был единственным в интернете. Рюкзак – очень важная вещь для меня, нравится, когда чувствую себя автономно, и у меня все с собой. Это может быть косметика, книга, зарядка от телефона, аптечка. Очень часто это ноутбук, я провожу за ним довольно много времени. Еще одна важная вещь – белые носочки, я обожаю белые носочки. Я покупаю их большими паками, чтобы никогда не заканчивались.

Рубашка Zara, рюкзак Eastpak x Raf Simons Volume Topload Large, кроссовки Raf Simons Cylon-21

Ты любишь кожаные и джинсовые куртки – расскажи об этом предмете твоего гардероба? 

Кожаная куртка, которую я надела на съемку – подарок моего давнего друга из Грузии. В ней я чувствую себя особенно спокойно и уверенно. Это винтажная вещь с историей. Я хочу ее отреставрировать, – поменять подкладку на алую. У меня еще есть супер классная куртка Burlae, – это молодой киевский бренд, который создал Валера Бурлаченко. Он апсайклит старый деним и шьет из него вещи, в основном куртки. Они супер-качественные, он еще и использует хайтек материалы.

Мне кажется, в Киеве сейчас популярен апсайклинг, и есть уже сформированный стиль. Куртка Burlaе пошита по моим меркам, ее подарил сердечный друг. Забавно, почти все вещи в моем гардеробе – это подарки.

Расскажи чуть больше о своих отношения с украинскими дизайнерами. Ты с ними дружишь, работаешь. В твоем гардеробе есть вещи Paskal, KSENIASCHNAIDER, Anton Belinskiy. 


Да. Рубашка KSENIASCHNAIDER изначально принадлежала моему бойфренду, но я ее у него забрала (смеется). Красное платье Anton Belinskiy мне подарил сам Антон, гонимый желанием разбавить негласный черный дресс-код на Кирилловской (смеется). У меня ещё есть пару его вещей, но это платье – самое яркое и обращает на себя внимание. На мой взгляд, Антон – суперталантливый. С ним иногда сложно, но со всеми, кто занимается искусством так часто бывает. Со мной, наверное, тоже. То, что он делает – это очень красиво, мне нравится, как он работает со смыслами. Он собирает образы из того, что действительно существует и осмысливает нашу реальность, настолько интересно, что когда понимаешь, о чем он говорит и почему – сразу признаешь талант. Нравится новый бренд одежды для йоги Юли Паскаль AEROBIKA ATHLEISURE. Для меня – это универсальные вещи. У меня также есть нереальное розовое платье PASKAL из неопрена, но оно такое нарядное, что я боюсь его испортить. А еще Юля шила мое первое платье на выпускной концерт в Одесском музыкальном училище – это было 1000 лет назад, но воспоминания до сих пор самые теплые. 

Какие у тебя были отношения с одеждой в детстве?

Я была супер принцессой – наряжалась максимально. Мне кажется, что скоро я снова выпущу эту часть наружу. Я хочу попробовать вернуться в те ощущения, которые дарят такие вещи: открытость, искренность, честность. Для меня одежда – это вопрос внутренней свободы и доверия себе. Возможно, поэтому я люблю немного наивные украшения. 

У тебя красивые браслеты – откуда они?

Это Cinderella, их создает талантливая девушка, которая говорит в своем Instagram: «Celebrate your inner child».

Мне очень нравится эта фраза как идея, я даже хочу сделать похожий проект – у меня, на самом деле, много мерча. Я хочу сделать мерч, футболки с детскими фотографиями своих друзей, потому что внутренний ребенок – это очень важная часть личности каждого из нас, возможно, тот, ради которого мы продолжаем делать то, что делаем. 

Сделаете курс для совсем юных музыкантов в Module Exchange?
Детям нужно очень много нежности, заботы и игры. Важно уметь с ними общаться. Со временем, думаю, сделаем. Такого рода курс требует очень серьезной проработки, но идея крутая и очень вдохновляет, я уверена, что мы к этому придем.  

Куртка Burlae; очки R.T.CO Berlin; кольцо The Kascha

Какие у тебя ближайшие планы?

Пойду выпью кофе (смеется).

Фото: Антон Орехов