«Это самая сильная вещь, которую я сделал за последние несколько лет», – Алессандро Микеле о кампании Gucci и новом взгляде на моду

В эксклюзивной беседе с журналом AnOther из своего дома в Риме Алессандро Микеле рассказал Александру Фьюри о концепциях и процессах кампании Gucci осень-зима 2020, его идеях творчества и его мыслях на данный момент. Мы адаптировали перевод для наших читателей.

На этот раз пришло время показать, насколько сильны люди. Эта идея человечества. Мода – это человечество, – Алессандро Микеле

Алессандро Микеле всегда заинтересован в том, чтобы изменить нашу точку зрения – бросать вызов, провоцировать и играть. В своем шоу Gucci FW’20 он перенес закулисье на сцену – гости проходили на показ через гримерки, а стилисты и помощники переодевали моделей прямо на подиуме, что, по словам Микеле, позволило прочувствовать сердце бренда. Он не перестал удивлять нас и сейчас, выпустив новый кампейн Gucci FW’20, в котором позволил моделям создавать свои собственные изображения. Они выступили в роли фотографов и рассказчиков, продюсеров и сценографов. Для съемок Алессандро попросил их передать свою идею о себе самих. Он назвал ее #GucciTheRitual (Ритуалы). Он посвятил ее повседневным ритуалам – одеваться, жить. Ритуалам, которые были прерваны.

Александр Фьюри: Привет, Алессандро, ты вернулся в студию?


Алессандро Микеле: Нет, не совсем. Я все еще работаю дома и был в студии всего один день. Я обнаружил, что действительно могу работать и из дома, и это действительно интересно, потому что у нас уже есть навыки, чтобы делать вещи по-другому. Но я осознал, что с начала своей модной карьеры я все еще работаю так же, как и много лет назад. Это безумие. Где ты? В Лондоне?


А.Ф.: В Лондоне, в моем доме. В изоляции.

А.М.: Сегодня в Италии изоляция закончена. В Риме жизнь возвращается в привычное русло: шум, машины, голоса, люди, пешеходы. Я живу в центре города.


А.Ф.: Я думаю, что у нас произойдет то же самое на этой неделе. Я не уверен, насколько все вернется на круги своя. Это положение уже кажется нормой. Новой нормой. Этот период изоляции изменил твое творчество или взгляд на мир?


А.М.: Это так странно, потому что это странное время дало мне возможность поэкспериментировать, сделать то, что я действительно хотел сделать. Я никогда не находил подходящего времени. До локдауна на последнем шоу в Милане мы создали нечто странное. Я решил, что для создания кампании мы должны идти тем же путем – меняя перспективу так же, как я делал для шоу.

Я начал кампанию во время той работы в Милане, на шоу. Потому что я думал так же, посмотрев с другой точки зрения и раскрывая скрытую часть работы. Я думал о том, что произойдет, если мы изменим перспективу в кампании.

Я решил перестать быть навязчивым креативным директором. Модели были актерами в моем воображении, я – режиссером. Я думал: «Что произойдет, если я сделаю то, что сделал Энди Уорхол?»

Я пытался изменить точку зрения, и поэтому попытался проникнуть в жизнь участников кампании. Я не использовал их как просто моделей, они стали персонажами. Я хотел, чтобы они стали режиссерами для самих себя.

А.Ф.: Ты знал, как будут выглядеть изображения до их публикации?

A.M.: Нет. Нет. Нет. Я думаю, тогда это был бы нечестный эксперимент. Я хотел посмотреть, как мода может управлять, меняться и быть на своем месте – в домах, в обычной жизни.

Вы знаете, что когда я работал над постановкой осенне-зимнего шоу в Милане, была часть, которую мы сократили. Модели должны были выйти из карусели и занять места в зрительном зале. После шоу мода должна была переместиться в реальную жизнь.

Я действительно был дома и просто ждал, что из этого выйдет. Я просто попросил героев кампании делать то, что они обычно делают в своем доме. Просто не забывайте, что мы должны показать коллекцию!

А.Ф.: Автопортрет автоматически становится нашим собственным восприятием себя. Каждый выбирает свой фон, что уже как-то нас характеризует. Это представления о себе. Твоя кампания – это собственное восприятие ее участников, обрамленное Gucci.

А.М.: Это интересно. Это красиво. Когда я увидел, что они сделали, это невероятно. Я имею в виду, когда я увидел Флориана (@flo.w_photography) на крыше фургона… Потому что, хоть я и в моде, я также всегда стараюсь быть ближе к реальности. Я был очень удивлен. У всех них были домашние животные – попугай, кот, собака! Это было так в стиле Gucci. Когда я увидел Мэй Лапрес (@meimeilapres) в ее квартире в Париже – это больше Gucci, чем реальность, которую я создаю с помощью имитации, понимаешь?

А.Ф.: Ты также принял участие в кампании. Какие у тебя ощущения?

A.M.: Я действительно плохой певец, и я также стеснительный, но в видео кампании есть крошечный кусочек меня. Я достаточно замкнутый человек, но подумал, что мода должна раскрыть больше моей личности.

А.Ф.: На показе SS’20 закулисные процессы стали своего рода спектаклем. Поэтому вполне естественно, что ты стал исполнителем в каком-то смысле. И так же, я думаю, как дизайнер, каждая коллекция в некотором роде является твоим автопортретом.

А.М.: Когда я был в Милане, я руководил всем и думал о том, что же будет со мной во время этого спектакля. Где я буду? Может быть, я буду внутри, потому что буду работать как обычно перед монитором. Это эксперимент – мы были частью шоу людей снаружи, и они были нашим шоу. Это было невероятно красиво, быть внутри и смотреть на все это с разных сторон.

Мы работаем по-другому, экспериментируем. Язык – это как когда Энди Уорхол ставил камеру перед автобусной остановкой, шпионя за людьми. Я чувствую себя вуайеристом. Я – человек, который любит шпионить за людьми. Я думаю, что многие люди, которые работают в моде, делают так.

А.Ф.: Они интересуются другими людьми, тем, как они выглядят.

А.М.: Ты хочешь жить другими жизнями. Поэтому я должен шпионить! Мне нужны сумасшедшие друзья, чтобы я мог благодаря им воображать будто живу их жизнью. Я обычно говорю, что люблю порнографию – я люблю то, что обычно не делаю. Идея в том, что я шпионил за моделями кампании. Но я не хотел режиссировать, просто говорил: делай, что хочешь, будь самим режиссером, будь самим продюсером, будь актером, будь хозяином своего дома, своей жизни. Давайте попробуем посмотреть, что из этого выйдет.

А.Ф.: Мне показалось очень интересным то, что речь идет об индивидуальности, потому что каждый человек фотографирует себя. Но есть и идея сообщества родственных душ.

А.М.: Это так, верно, это именно то, что вы говорили. В Милане я действительно почувствовал, что все мы, я, вы – одно сообщество, любящее одни и те же вещи. И волшебным образом, особенно в это время, мы все очень близки друг к другу.

А.Ф.: Я думаю, что вся эта ситуация сфокусирована на нас, она сделала нас всех более чувствительными. Теперь некоторым вещам мы уделяем большее внимание, особенно когда мы их лишены, – свободе, общению.

А.М.: Мы обнаруживаем, что в этой огромной истории есть что-то действительно мощное. Может быть, моя кампания выглядела бы очень просто, но я чувствую, что это самая сильная вещь, которую я сделал за последние несколько лет. Одна из вещей, которые я действительно люблю, – это создавать образы. Думаю, что ты очень хорошо знаешь, что я не настолько одержим длиной юбки, как портной. Для меня всегда есть история. Дело не в том, как ты выглядишь.

На этот раз пришло время показать, насколько сильны люди. Эта идея человечества. Мода – это человечество. Мы – люди, я, ты – мы все люди. Они люди. В моде есть что-то сильное, о чем мы не знали. Возможно, мы чувствовали это, но у нас не было возможности выразить это так же ясно, как мы говорим сейчас.

Читайте также:
Калейдоскоп образов: прекрасная эпоха Алессандро Микеле